Оказывается, существует и берлинский диалект!

Берлинский диалект глазами двух писателей

15. Mulder, de, W. Force Dynamics [Text] / W. de Mulder // The Oxford handbook of cognitive linguistics / ed. D. Geeraerts, H. Cuyckens. – NY: Oxford University Press, 2007. – P. 294-317.

16. Talmy, L. Toward a Cognitive Semantics [Electronic Resource] / L. Talmy. -Cambridge, MA : MIT Press 2000. -http://wings.buffalo.edu/linguistics//people/faculty/talmy/talmyweb/TCS.html -2000. – 495p. (дата обращения: 19.11.2010).

17. Taylor, J. R. Linguistic Categorization: Prototypes in Linguistic Theory [Text] / J. R. Taylor. – Oxford : Clarendon Press, 1995. – 309 p.

ЯЗЫКОВЫЕ КОНТАКТЫ Меркурьева Вера Брониславовна

Доктор филологических наук, профессор, профессор кафедры немецкой филологии ФГБОУ ВПО «ИГЛУ», г. Иркутск, Россия

УДК 811.112.2 ББК 81.432.4-71

БЕРЛИНСКИЙ ДИАЛЕКТ ГЛАЗАМИ ДВУХ ПИСАТЕЛЕЙ

В статье анализируются коммуникативные ситуации употребления берлинского диалекта представителями различных слоев населения, это срез в конкретный исторический период – шестой год после объединения Германии. Интересна точка отсчета, с которой ведется изображение и оценка – это позиция писателя-рассказчика, живущего в Мюнхене («чужой») и автора-писателя, живущего в Мюнхене и Берлине (отчасти уже «свой»).

Ключевые слова: автор; повествователь; диалектоноситель, языковой регистр; берлинский диалект; гомодиегетическое повествование; коммуникативная ситуация; эмоциональная ситуация; метакоммуникативный комментарий; «свой»; «чужой»; ценностные ориентации.

BERLIN DIALECT THROUGH THE EYES OF TWO WRITERS

The article discusses the communicative situations of Berlin dialect usage by the representatives of different social strata; it is an insight into the precise historical period – six years after the unification of Germany.

The starting point for the description and evaluation is interesting: it is the position of the writer-narrator who lives in Munich (a “foreigner”) and the position of the author-writer who lives both in Munich and Berlin (somewhat already a “native”).

Key words: author; narrator; dialect speaker; linguistic register; Berlin dialect; homodiegetic narration; communicative situation; emotional situation; metacommu-nicative commentary; “native”; “foreigner”; axiological orientation.

Речь в данной статье пойдет о романе Уве Тимма «Johannisnacht», действие которого происходит в 1995 г., спустя шесть лет после объединения Германии

[Timm, 1998]. Первым писателем является автор1, который всегда имплицитно присутствует в произведении. Повествование ведется от первого лица, оно является гомодиегетическим2.

«Писатели и литературоведы отмечают, что повествование от первого лица является результатом сознательного эстетического выбора, а не знаком откровенности или исповеди» [Мельничук, 2002, с. 75].

Вторым писателем, заявленным в заглавии, является писатель-повествователь, живущий в Мюнхене, переживающий некий творческий застой, желающий заполнить возникшую паузу написанием для газеты статьи о картофеле и приехавший в Берлин, чтобы собрать материал для неё.

Примечательно, что реальный автор Уве Тимм также проживает в Мюнхене (в отличие от повествователя – ещё и в Берлине) «Uwe Timm lebt derzeit mit seiner Familie in München und Berlin» [Uwe Timm].

Повествователь – писатель, приехавший в столицу Германии, не называется по имени, нет указания и на его фамилию, то есть он детерминирован лишь социально. Он имеет по замыслу автора неподдельный интерес к существующим здесь языковым разновидностям. Он является, в отличие от автора «чужим», поскольку живет в Баварии – земле, исторически враждебной Берлину. Общение берлинцев с чужаком, взгляд постороннего на языковую ситуацию в Берлине интересен и автору, и читателям.

Включение диалектизмов, предложений на диалекте и целых диалектных пассажей типично, прежде всего, для драматических произведений, в которых доминирует устная форма речи.

Немецкий ученый Маттейер отмечает, что прозы с использованием диалекта практически не встречается [Mattheier, 1993. S. 641].

Анализируемый роман является редким исключением, поскольку практически все персонажи, с которыми писатель-повествователь сталкивается в столице, являются диалектоносителями.

С тщательностью диалектолога рассказчик описывает в романе ситуации употребления диалекта представителями различных слоев населения немецкой столицы. Мы согласимся с мнением Ю.А. Ладыгина, что художественный мир произведения как правило является аналогией действительности [Ладыгин, 2013, с. 66].

Первое столкновение у писателя, ведущего повествование, произошло с хулиганами, ударившими его в живот.

Wat kiekstn so, wa, sagte der eine und kam auf mich zu [Timm, 28].

Выделенные жирным шрифтом фрагменты относятся к так называемому Berlinerisch.

«„Berlinerisch” oder „Berlinisch” bezeichnet (auch Berlinismus oder Bero-linismus, Verb: berlinern), ist die Mundart, die im Großraum Berlin-Brandenburg gesprochen wird.

Im Zusammenhang mit dem derben Humor, der besonders im Berliner Kiez gepflegt wird, bezeichnet man die Ausdrucksweise auch als „Berliner Schnauze”. Beim Berlinerischen handelt es sich sprachwissenschaftlich nicht um e i-

1 Автор – это в нашем понимании художественная личность писателя, присущий данному произведению создающий субъект, «изображающее начало» [Бахтин,1966, с. 130].

2 Если нарратор является фигурой повествуемой истории, повествование является гомодиегетическим (от лат, homo «человек, diegesis «повествование») [Андреева, 2006, с. 55].

3 Мы не останавливаемся подробно на фонетических, грамматических и лексических особенностях берлинского диалекта. Стилизованный, симулированный диалект (см.: Меркурьева, 2004, с. 73-74) сохраняет основные черты описанного берлинского диалекта (см.: Berliner Dialekt).

nen Dialekt, sondern um einen (selten anzutreffenden) „Metrolekt”, eine in großstädtischen Zentren aus einer Mischung vieler unterschiedlicher Mundarten entstehende Stadtsprache» [Berliner Dialekt]. Кроме обозначения диалект в лингвистическом обиходе появился ещё и термин метролект, как явствует из Ви-кипедии, он подразумевает смешение различных диалектов столицы.

«Берлинский сложно назвать диалектом в обычном смысле, так как он представляет собой смесь нескольких различных диалектов, образовавших «городской язык», метролект» [Берлинский диалект]. Есть также точка зрения, выдвигаемая в кандидатской диссертации Н.Э. Горшковой, что в некоторых случаях речь идет об урбанолекте, уходящем корнями в исходный диалект [Горшкова, 2008, с.

5].

Мы будем пользоваться старым термином диалект, отчасти потому, что его используют и автор, и повествователь, исходя из того, что он является традиционным. Провести границу между имитированным Берлинским диалектом (как и любым другим) и обиходно-разговорным языком также практически невозможно [Меркурьева, 2007].

Процесс смешения диалектов в Берлине не уходит от внимания автора и повествователя, такова речь Реглера – в ней наблюдается смешение саксонского и берлинского. Это наблюдение вложено в уста персонажа Кубина, после объединения Германии он переехал из Гамбурга в Берлин, человеку со стороны языковые различия особенно бросаются в глаза.

Ein Agrarwissenschaftler, war in der DDR-Akademie, wurde dann abgewickelt. …Regler hieß er. Ein ruhiger Typ mit einem erträglichen sächsischen Dialekt, der sich mit dem berlinerischen amalgamiert hatte [Timm, 1998, s. 14].

Еще один персонаж уточняет, что она владеет различными языковыми регистрами:

Er hat mich auch schon interviewt, sagte die Frau, ich kann hochdeutsch, berlinern und ostpreußisch. Ick bin nämlich keene echte Berlinerin, komm aus Ostpreußen,

Pillkallen. Hieß es immer: Es trinkt der Mensch, es säuft das Pferd, in Pillkallen ist es umgekehrt [Timm, 1998, s. 130].

Женщина делает метаязыковое замечание об употреблении глаголов säufen и trinken: в Берлине глагол trinken используется по отношению к человеку, а глагол säufen – по отношению к лошади, в Восточной Пруссии глаголы применяются в диаметрально противоположных контекстах.

В романе упоминается молодой человек, который пишет дипломную работу, судя по названию, лингвистического характера, о диалектных различиях на западе и востоке Берлина1.

Ich mache eine Untersuchung über die Unterschiede der Berliner Dialektausprägung Ost und West [Timm, 1998, s. 130].

Повествователь часто подчеркивает языковой регистр, а именно берлинский диалект, которым пользуются литературные персонажи романа – sagte sie im betonten Berlinerisch:

1 Заметим, что этой темой занимаются и маститые лингвисты. Вот что пишет по этому поводу один из них: «…nach den den bisherigen Forschungsergebnisen verwenden die moisten Westberliner überwiegend die Standardsprache, seltener oder gar nicht das Berlinische»[Schönfeld, 1995, S. 220].

Die alte Frau lächelte und sagte: Wie der rasende Roland. Is n schöner junger Mann, find ich, und immer so nett und freundlich. Sachen jibts, sagte sie im betonten Berlinerisch, jloobt selbst die Oma nich, ick mein worüber der forscht [Timm, 1998, s. 131].

Повествователь характеризует Берлин и берлинский диалект следующим образом:

Ich mußte daran denken, was Kubin, Hamburger aus Überzeugung, gesagt hatte: Berlin ist dicke Provinz. Merkste daran, wie die Leute von einer hemmungslosen Neugierde getrieben sind, und dann dieser Mitteilungsdrang.

Weißt du warum? Das liegt am Dialekt, das sperrige G ist zum weichen J abgeschliffen und das scharfe, distanzschaffende Verschluß-S zum sanften aufgeweicht. So entsteht diese Spree-Logorrhö [Timm, 1998, s. 43-44].

Желание высказаться, характерное для многих берлинцев, один из персонажей объясняет особенностями диалекта. Согласные G и S уже не создают препятствий при разговоре: громоздкий G подточен до мягкого J, резкий, создающий дистанцию смычный звук S, превратился в нежный.

Готовность берлинцев к коммуникации обнаруживает и повествователь, иронично замечая, что человек спрашивает название улицы, а ему рассказывают биографию.

Ich kenne keine Stadt, wo man so schnell mit Leuten ins Gespräch kommt wie hier, sagte ich, man fragt nach dem Straßennamen und bekommt eine Biographie erzählt [Timm, 1998, s. 130].

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/berlinskiy-dialekt-glazami-dvuh-pisateley

Берлинско-бранденбургские диалекты и берлинский метролект

Берлинско-бранденбургские диалекты относятся к восточносредненемецкой группе. Уже по названию этих диалектов можно проследить область их распространения: Берлин и федеральная земля Брандербург (столица – Потсдам).

С другой стороны, эта область покрывается ареалом распространения лужицко-маркских диалектов верхненемецкого языка.

  • Южномаркский диалект. В этом диалекте отчетливо различимы не только верхне-, но и нижненемецкие черты. Ярчайшим и самым известным представителем южномаркских диалектов является берлинский региолект.
  • Новомаркский диалект. Новомаркский диалект более близок к литературному хохдойч, чем прочие маркские диалекты.

Берлинский метролект

Наречие, на котором говорят коренные жители Берлина, сложно назвать диалектом в привычном смысле этого слова. Это полноценный городской язык, образовавшийся в результате синтеза нескольких диалектов.

На данный момент на нем говорят не только в Берлине, но и во многих окрестных землях, в частности, Бранденбурге, где традиционно использовали восточнонижненемецкие диалекты. Ареал распространения берлинского региолекта неуклонно растет, число носителей увеличивается, что является основным показателем его актуальности.

История развития берлинского региолекта

Географически Берлин расположен недалеко от линии Бенрата, разграничивающей зоны влияния нижне- и верхненемецкого языка.

Неудивительно, что с момента основания города (официально 1237 год) на формирование местного наречия оказывали влияние и нижненемецкие, и средненемецкие диалекты.

Однако в результате популяризации верхненемецкого языка, чему способствовали падение оплота нижненемецкого, Ганзейского союза, и просветительская деятельность Лютера, в средневековом Берлине заговорили на особом метролекте стандартного хохдойч.

В результате изменения традиционного маркского под влиянием верхнесаксонского диалекта образовался некий причудливый языковой субстрат, где сочетались нижненемецкая грамматика и верхненемецкое произношение. Однако приток мигрантов из Силезии и Саксонии, наблюдавшийся в конце XIX столетия, поспособствовал стиранию черт нижненемецкого языка с облика берлинского региолекта.

В середине прошлого столетия Германию постигли большие потрясения, связанные, прежде всего, со Второй мировой войной. Как мы помним из истории, долгое время Берлин был разделен на две части: пресловутая стена рухнула лишь в 1989 году.

Читайте также:  Как дела по-немецки

Вследствие этого наречия Западного и Восточного Берлина сильно различаются и поныне. Дело в том, что западная часть города постоянно испытывала нашествия мигрантов и отток исконного населения, в то время как восточная была более-менее стабильной.

Считается, что чистый метролект столицы Германии можно услышать только в Восточном Берлине.

Характерные черты Berlinerisch

Характерное берлинское произношение трудно спутать с каким-либо другим. Для него характерно множество особенностей: уподобление умлаута ä долгому e, монофтонгизация ряда дифтонгов, выпадение некоторых согласных в корнях слов и так далее.

Во все времена в Берлин съезжались мигранты не только из других регионов Германии, но и всего мира. В результате характерной чертой берлинского метролекта является наличие многочисленных заимствований с фламандского, французского, чешского, польского, полабского и даже еврейского языков.

Пласт лексики, отличной от языковой нормы, но активно использующейся жителями столицы Германии, называется берлинизмами.

Особенно часто берлинизмы выступают в качестве прозвищ известных достопримечательностей города: Alex (Александерплатц), Hohler Zahn (Церковь кайзера Вильгельма), Goldelse (статуя, венчающая Колонну Победы) и так далее. Иногда жители Берлина специально употребляют эти прозвища, чтобы подшутить над туристами.

Хотите научиться говорить по-немецки как урожденный житель столицы Германии и не путаться в многочисленных берлинизмах? Выбирайте соответствующую программу обучения в лингвистической школе «дасПРОЕКТ»!

Рекомендуем:

  • Остерландские диалектыОстерландский диалект входит в обширную группу тюрингско-верхнесаксонских наречий. Как и все они,…
  • Тюрингские диалектыТюрингские диалекты – это значительная, если не основная, часть тюрингско-верхнескаксонской групп…

Источник: https://dasproekt.ru/articles/dialect/berlinsko-brandenburgskie-dialekty-i-berlinskij-metrolekt/

Quatschen, schnacken, schwätze или babbele: немецкие диалекты

В этот раз речь пойдет не о Берлине, но о немецком языке и немецких диалектах, которых в Германии достаточно, чтобы в них запутаться. Откуда появились диалекты, когда возник вариант Hochdeutsch? Все околонаучное и практически популярное, что вы хотели знать о немецком языке и его диалектах!

Немецкий язык насчитывает около 105 миллионов носителей в мире и более 80 миллионов говорят на нем как на иностранном. В Европейском союзе именно немецкий язык — самый распространенный. Немецкий язык признан государственным языком Германии и Австрии, кроме того немецкий наравне c другими признан официальным языком в Люксембурге и Швейцарии.

В восточных регионах Бельгии, в Эльзасе и в южной Дании также говорят по-немецки. Некоторые северные регионы Италии говорят на немецких диалектах, близких к баварскому.

Именно диалектное разнообразие — главная особенность немецкого языка.

Иногда и правда сложно себе представить, насколько успешным было бы общение между северными и южными регионами страны, если бы не существовало официального немецкого или Hochdeutsch.

Диалектов не существует

Общенемецкий Hochdeutsch, каким знаем его мы — продукт последних нескольких столетий, в большей степени 19го и 20го веков.

Необходимость же вести торговые и деловые отношения, переписку и бухгалтерию (любовь к порядку и учету — это многовековые традиции) существовала всегда.

Правда, в разные периоды истории пользовались популярностью с переменным успехом то одни, то другие диалекты, вернее языки торговли.

Стоит сразу реабилитировать статус диалектов, которые считаются языком простых людей и второстепенным продуктом немецкого языка. Это не совсем так, вернее совсем не так.

Диалект — это самодостаточный вариант немецкого языка, который просто не стал общенациональным. Как шутят лингвисты, современный официальный немецкий — не более, чем результат исторических совпадений и случайностей. И вот почему.

© Städtebund Die Hanse

К примеру, всем знакома Ганза или Ганзейский союз, имевший свои на современном языке “офисы” на территории всей Западной Европы, от Лондона до Владимира. Корпоративным языком Ганзы был вариант немецкого Mittelniederdeutsche (средне-нижне немецкий), т.е. северный диалект.

На этом варианте немецкого говорили и писали в северной и центральной Германии, насколько можно судить по сохранившимся документам того времени.

Сложись история иначе, вполне вероятно, что именно этот вариант стал бы стандартным, и Германия говорила бы на языке, близком к голландскому. Вместо привычного приветствия “Guten Tag” каждый день немцы бы здоровались “Goeie Dag”.

Однако в четырнадцатом веке Ганза прекратила свое существование, а вместе cошло на нет и распространение северного диалекта, сохранившегося сегодня в слабой форме на севере страны.

Чуть позже деловым и бюрократическим языком, получившим распространение, стал obersächsisch-meißnische (верхне-саксонский). Именно этим языком пользовался Мартин Лютер при переводе Библии на немецкий язык. С момента появления печати этот вариант немецкого языка получает широкое межрегиональное распространение.

В торговых же центрах вдоль Дуная (Вена, Регенсбург, Аугбург и Нюрнберг) образовывается во времена императора Максимилиана 1 (1493-1519) другой межрегиональный вариант немецкого Gemeine Deutsch. Если бы этот вариант стал общепринятым, то мы бы не смеялись над баварским набожным “Grüß Gott”, мы бы все так совершенно искренне здоровались.

Однако в основу современного Hochdeutsch лег вариант ostmideldeutsche (восточно-средне немецкий), к региону распространения которого сегодня относятся Тюрингия и приграничные земли.

Именно поэтому верно утверждение, что в средней Германии говорят на чистом немецком, потому что именно этот вариант немецкого превратился в национальный Hochdeutsch.

Однако все диалекты немецкого имеют одинаковое значение, гипотетически каждый из них мог стать официальным вариантом немецкого языка.

Когда появился Hochdeutsch?

Мы выяснили, что диалектные варианты немецкого языка появились существенно раньше официального Hochdeutsch.

Среди них стоит выделить самых крупных носителей диалектов: баварцы (Bayern), швабы (Schwaben), саксы (Sachsen), гессы (Hessen), тюрингцы (Thüringer), фризы (Friesen) и франки (Franken).

Правда не обольщайтесь, каждая эта группа делится на областные диалекты, в целом ученые говорят о примерно 30 диалектах, но на самом деле их существенно больше.

Предмет один — булочка, но что заказывать у булочника, зависит от региона ©die Zeit 

Но и они появились не сразу. В 6 веке в общегерманском языке происходит так называемое в кругах лингвистов Второе замещение звуков, благодаря которому возникает группа немецкого языка.

Правда, замещение это было разной степени интенсивности. Самое сильное наблюдалось в районе Альп, т.е. на юге современной Германии или в группе немецкого Oberdeutsche (верхненемецкий).

Именно тут замещение согласных выразилось во всех частях слова: начале, середине и конце.

Пример: согласные  /p/, /t/ и /k/ как в английском pipe, tide, cake преобразовались во фрикативные согласные и получились Pfeife, Zeit, Kuchen.

Представить себе распространение этого замещения можно в виде волны, которая постепенно уходит на нет. Если на юге Германии звуковое замещение было наиболее сильным, то к северу практически не проявилось.

Граница же проходит в районе Кельна (Mitteldeutsche или средненемецкий), где в диалекте еще наблюдается замещение либо в начале, либо в конце слова.

Северные диалекты (Niederdeutsche — нижненемецкий) сохранили в себе больше всего реликтов старого германского языка и напоминают больше голландский, нежели какую либо разновидность немецкого.

Вместе с этим замещением можно говорить о возникновении межрегионального, культурного и национального сознания. Правда, для появления общенационального языка потребовалось еще несколько столетий.

Говорить всерьез о появлении первых вариантах Hochdeutsch можно с момента появления печати, в 16 веке.

С ее появлением появилась необходимость бюджетного охвата как можно большего количества целевой аудитории.

При этом издатели совершенно не были заинтересованы в печати одной и той же книги в ее диалектных вариантах. Так сложилось, что диалект ostmideldeutsche лег в основу первого варианта Hochdeutsch.

Этот язык, о котором сохранились на нем написанные документы,  стал языком литературы и законодательства. Прослеживая за развитием языка по дошедшим до нас документам, можно увидеть его трансформацию в язык размышлений, рефлексий и абстракции. Эта форма на тот момент только и исключительно письменного языка постоянно усовершенствовалась (лексически и грамматически).

Hochdeutsch или диалект — не важно, главное правильно пиво заказать ©die Zeit

В 1521 году рассуждает Ульрих фон Хуттен о “Немецкой нации в ее языке” (Ulrich von Hutten «Teutsch nation in ihrer sprach»). Мартин Лютер издает свой перевод Библии (1522), издается первый учебник по геометрии на немецком языке (1525).

В 1526-1528 гг в Базеле Paracelsus читает лекции на немецком языке. Так, постепенно, к 1658 году письменный Hochdeutsch выходит за границы указов и мистической литературы средневековья и становится понятным и доходчивым языком преподавания.

И так, постепенно, письменный немецкий приобретает роль языка образования.

В то время, пока Hochdeutsch совершенствуется и трансформируется в нечто большее, становятся все более изящными обороты, диалекты по-прежнему — единственный разговорный язык. При этом, разговаривали на диалектах совершенно все слои общества (на случай, если вы подумали, что не все).

Диалектальный немецкий — язык чувств и эмоций, язык красного словца и крепкого послания на четыре стороны. Именно диалект — живой немецкий. Немцы еще как ругаются и не стесняются в выражениях, когда переходят на привычный им родной диалект.

Правда, как и в самих диалектах, в обсценной лексике встречаются различия на лексическом уровне. К примеру достаточно грубое выражение “Leck mich am Arsch” из уст баварца звучит как «Do leckst mi am Arsch» и означает глубочайшее удивление, смешанное с изумлением, а вовсе не просьбу поцеловать в одно причинное место, как в других языковых регионах.

Когда заговорили на Hochdeutsch?

Современный официальный вариант немецкого языка всерьез заявил о себе примерно в начале 18го века. Именно тогда, в восемнадцатом веке, возникла форма Hochdeutsch, грамматическая, орфографическая и лексическая, которая актуальна и сегодня. Правда, тогда можно было опять же говорить исключительно о письменном языке. Только в девятнадцатом веке Hochdeutsch переходит в устную речь.

Этому способствовали работы Конрада Дудена, систематизировавшего орфографию, и Теодора Зибса, которому удалось унифицировать произношение. Правда, ни в коем случае нельзя утверждать, что с девятнадцатого века немецкий язык не претерпел никаких изменений.

В девятнадцатом веке возникла наука — языкознание современного немецкого языка, довольно популярная среди лингвистов именно благодаря активным и постоянным изменениям немецкого языка. К диалектам в Германии очень теплое отношение. Среди них есть особенно любимые, сексуальные и даже самые нелюбимые.

Диалекты и факты

Сколько всего диалектов в Германии? Помимо крупных групп, не стоит забывать о внутредиалектных разветвлениях. Ученые осторожно говорят о количестве 30 с небольшим.

Яркий пример южных диалектов — баварский и швабский. Швабскому характерно прежде всего проглатывание окончаний и произношение «sch» вместо «s». Фраза “was machst du heute” звучит в Штуттгарте “was machschte heut”. Кроме того на юге любят оперировать уменьшительно-ласкательным суффиксом -le: Spätzle, Leckerle.

В конце фразы, после которой ожидают услышать одобрение или подтверждение в отличие от сухого, слегка ироничного средне- и северно-немецкого was? Schönes Wetter heute, was? (Прекрасная погода, не правда ли?) на юге принято добавлять gel или gelle.

Кстати, на Hochdeutsch эта фраза звучит nicht wahr?

Читайте также:  Национальные немецкие lederhosen кожаные штаны!

©die Zeit

Баварцы известны своим весьма набожным Grüß Gott или менее религиозным Servus. Приветствие Moin (Moin Moin), которое ни в коем образом не связано с Morgen, можно услышать в северных регионах, особенно в окрестностях и самом Гамбурге, причем в любое время суток.

Берлин известен не только своим колким юмором, но очень выделяющимся произношением. Самые типичные отличия заключаются в произношении -g-, которое меняется на -j-: jejessen, jut, Jegend (gegessen, gut, Gegend); в произношении конечной -s-: wat / was, diet / dies; ich превращается чудесным образом в ick или icke.

Диалекты отличаются не только интонационно и фонетически, но и на уровне лексики. Многие слова имеют свои варианты в зависимости от региона.

В целом же немцы не стесняются диалектов, некоторые из них признаны фаворитами, некоторые попали в список самых нелюбимых, но никого они не оставляют равнодушными.

Для наглядности различий, стоит послушать все существующие варианты и главное — постараться понять.

Самым любимым диалектом в Германии…

согласно опросу оказался баварский. Приветствия “Servus” или “Grüß Gott” вызывают теплые чувства у 26,2 процентов населения вне зависимости от их проживания.

На втором месте по степени привлекательности оказался австрийский вариант немецкого (17,3%), на третьем месте с небольшим отрывом разместился северо-немецкий диалект (17,1%).

Кстати лишь два года назад именно гамбургский немецкий занимал первую позицию в рейтинге.

Диалекты Саксонии и Пфальца…

оказались для немецкого слуха самыми несносными и заняли последние позиции среди популярности диалектов соответственно.

В земле Саар диалект наиболее популярен

Именно в земле Саар жители предпочитают литературному немецкому диалект. Согласно опросу, 94% населения в Саар могут говорить на диалекте и активно используют его в повседневной жизни. На втором месте, с отрывом в почти 10% расположилась Бавария. Там диалектным вариантом немецкого владеет 86% населения. Последние два места в этом списке заняли Саксония (36%) и Бранденбург (34%).

Диалект Plattdeutsch имеет больше всего сходств с голландским языком

Plattdeutsch или Niederdeutsch (нижненемецкий) не случайно близок по звучанию голландскому. Это диалект действительно берет начало в Голландии. В первые обозначение “Platt” появилось в 16 веке и означало “понятный” или “близкий”. Начиная с 19 столетия понятие “Platt” используется для обозначения средне-западных и северных диалектов Германии.

Кстати, интересный факт: с появлением Hochdeutsch, который по грамматике и лексике ближе к южным и идентичен средним диалектам, северные диалекты стали терять позиции.

Просто, оказалось, что для того, чтобы говорить, понимать и писать на Hochdeutsch, приходилось учить этот вариант немецкого практически с нуля. Переключаться с диалекта на практически иностранный с годами становилось неудобным.

Таким образом произошло естественное, но грустное вытеснение диалекта.

Баварский диалект считается сексуально привлекательным

Согласно опросу именно баварский немецкий наиболее привлекательный и даже сексуальный. Так считают 42,3 процента. На втором месте оказался венский немецкий, а третьем и четвертом соответственно берлинский и кельнский варианты языка. На последнем месте по шкале очарования разместился саксонский. Лишь 9 процентов призналось, что использование этого диалекта кажется им секси.

Источники: huffingtonpost, die Zeit, Wikipedia, «Alles außer Hochdeutsch» Karl-Heinz Göttert, «Deutsche Dialekte: ein praktischer Versuch» Wolfgang Näser.

Источник: http://kiezinberlin.com/nemeckij-i-dialekty/

Диалекты немецкого языка, или 50 оттенков немецкого

Лексическое и грамматическое разнообразие немецкого настолько широко, что может стать причиной серьезного недопонимания при общении собеседников, даже хорошо владеющих этим языком (в том числе для его носителей). Не случайно исконные жители Гамбурга, выезжая в Баварию, берут с собой немецко-баварский разговорник.

Стоит напомнить, что немецкий язык считается «своим» не только в Германии, но также в Австрии и Швейцарии, Лихтенштейне и Бельгии, Италии и Франции. Разумеется, в разных странах можно обнаружить заметные отличия в морфологии, лексике и фонетике.

Впрочем, лингвисты отмечают, что стандартизированное европейское образование, всеобщая интеграция и другие глобальные изменения приводят к уменьшению разнообразия диалектов, а также к смешению разных диалектических групп.

Вместе с тем существует и другой тренд: на неформальном уровне, дома, в магазинах, в кругу друзей немцы зачастую с удовольствием, а то и принципиально общаются на своем родном диалекте. 

«ОБЩЕПРИНЯТЫЙ» НЕМЕЦКИЙ

Классическим, стандартным, «эталонным» и как минимум понятным для большинства немецкоязычных граждан и для туристов считается Hochdeutsch – так называемый литературный, он же высокий немецкий язык.

Именно его преподают в школах, на нем говорят на ведомственном уровне, его используют в СМИ. Как вы догадываетесь, литературный немецкий в Германии, Швейцарии и Австрии имеет свои особенности и отличия.

Отдельно стоит упомянуть и о современном гибриде немецкого и английского языков, часто именуемом Denglish.

Это современные англо-немецкие слова, англицизмы (например, downloaden), в которых можно «узнать» что-то знакомое.

Опытные туристы тем иностранным гражданам, которые планируют поездку в ФРГ, советуют не полагаться только на знание английского языка – правильным решением будет взять хотя бы несколько уроков Hochdeutsch.

ПРИЧИНЫ ПОЯВЛЕНИЯ И ОСОБЕННОСТИ ДИАЛЕКТОВ

Традиционными причинами появления разных диалектов в любом языке являются исторические и политические события, коснувшиеся определенных народностей и племен, живших на разных территориях (в нашем случае это германские племена). Если говорить конкретно о Германии, то все существующие здесь диалекты (некоторые ученые насчитывают десятки вариантов) разделены на 3 большие основные группы:

Верхненемецкие диалекты(южные земли) Средненемецкие диалекты(центральные земли) Нижненемецкие диалекты(северные немецкие низменности)
Oberdeutsch Mitteldeutsch Niederdeutsch

Каждая из этих групп в свою очередь включает несколько западных и восточных подгрупп.

Несведущий  человек запросто запутается в многочисленных немецких тональностях, поскольку в Берлине с ним будут говорить на берлинском наречии, в Дрездене – на саксонском, во Франкфурте – на гессенском, в Гамбурге – на нижненемецком, а в Штутгарте – на швабском.

О многоликом немецком языке в свое время высказался даже великий русский ученый Михаил Васильевич Ломоносов, отметивший, что «баварский крестьянин в Германии мало разумеет мекленбургского или бранденбургский швабского, хотя все – того ж немецкого народа».  

Чтобы примерно представить разницу между классическим или стандартным немецким и диалектом, сравните 2 варианта одной и той же фразы:

Я дал это ему.
Ich habe es ihm gegeben. (Hochdeutsch) I hoos eahm gem. (Bairisch)

или:

Прекрасная погода, не так ли?
Nicht wahr?(Hochdeutsch) Schönes Wetter heute, was? (Oberdeutsch)

Основой отличий между диалектами Oberdeutsch, Mitteldeutsch и Niederdeutsch стало произношение согласных. Данное явление получило название Lautverschiebung и означает второе немецкое перемещение согласных (относительно старогерманских диалектов).

Наибольшие изменения произошли в произношении племен, проживающих на южных, возвышенных территориях Германии. Именно здесь переход согласных k, p, t, d, g к различным вариациям максимально выражен. Но это, разумеется, – не единственное отличие, в чем можно убедиться, послушав, как говорят берлинцы и баварцы.

Верхненемецкие или южные диалекты, к которым относится, например, баварский, – наиболее далеки от стандартного немецкого языка.

КАКОЙ ДИАЛЕКТ ПРЕДПОЧИТАЮТ НЕМЦЫ?

Если верить результатам опросов, почти треть немцев отдает предпочтение дружелюбному баварскому диалекту, который, впрочем, отпугивает иностранцев (да и самих немцев) своими лексическими головоломками.

Жители Баварии, одной из самых богатейших земель ФРГ, традиционно используют уменьшительно-ласкательные суффиксы (Grüßle, Leckerle), удивляют мягким выговором буквы r и шипящим «sch» вместо «s». Второе место занимает гамбургское нижненемецкое (северное) наречие.

В Баварии – более мягкое произношение, тогда как на севере Германии люди говорят более четко и звонко.

Третье место занимает кельнский диалект (он же кельш), голос за который отдали примерно 15% опрошенных немцев.

Прислушаться к кельнскому наречию, которое выделяет некоторая замедленность речи, однозначно стоит, тем более если вы собираетесь посетить знаменитый Рейнский фестиваль, который проходит здесь уже более 180 лет подряд.

Целую неделю участников фестиваля ждут зрелищные шоу, игры и, конечно, легендарное местное пиво – Kölsch. Гости Кельна, прислушиваясь к говору местных жителей, уверяют, что в нем есть что-то от голландского и даже от мелодичного итальянского языков.

Источник: https://www.wRabbit.ru/articles/page/dialectgr

Шпрехен зи дойч, или Зачем немцам 53 диалекта?

Прибывающих в Германию соотечественников ожидает немало сюрпризов от встреч с многообразием диалектов, на которых говорят в этой стране.

Foto: Tournachon (Michel Lefrancq). Девушки девушки в национальных костюмах Шварцвальда (юго-запад Германии).

Когда я, выпускница факультета иностранных языков, уже говорившая бегло по-немецки, впервые приехала в Германию и попала в Саксонию, то испытала легкий шок от того языка, который услышала на улицах.

Евгения КИРШ

В институте мы, конечно, «проходили», что в Германии существует много диалектов: что северяне, например, произносят в начале слов «ст» вместо «шт», а в Берлине местоимение «я» звучит не «ich», а «icke». И хотя представления о диалектах были довольно общими, я тем не менее была готова столкнуться в реальной практике с отличиями от того языка, с которым я познакомилась во время учебы.

Но то, что я услышала тогда на улицах Дрездена, я не только затруднялась понять, но и вообще терялась в догадках, что это был такой за язык! На немецкий он точно был не похож. Но это был немецкий! В Дрездене говорили (и говорят) на саксонском наречии – одном из восточных вариантов немецкого языка.

Различия в произношении и лексике между диалектами и литературным языком насколько велики, что иностранцы нередко принимают местное наречие за отдельный язык, а сами немцы, проживающие в разных областях Германии, не всегда могут понять друг друга, если говорят на «махровом» родном своем диалекте.

Происхождение практически каждого немца можно «услышать», вычислить по говору. Даже если он и говорит на литературном языке, его акцент может поведать о том, из какой он местности родом.

Как так получилось?

Немецкий письменный литературный язык существует с XVIII века, в XIX сформировались и его устные нормы, но языковые особенности диалектов сложились еще в эпоху существования мелких самостоятельных немецких княжеств, они имеют гораздо более глубокие корни и сохраняются до сих пор.

Каждый немец владеет двумя вариантами родного языка: официальным (литературным) – для работы, карьеры, интернационального общения – и диалектным – для «домашних», для общения со «своими».

Существует даже такое выражение, что литературный язык – это одежда любого немца, а диалект – его нижнее белье.

Рекламная кампания земли Баден-Вюртемберг, расположенной на юго-западе ФРГ, запомнилась слоганом: «Мы можем все, кроме литературного немецкого». (Wir können alles, außer Hochdeutsch).

И действительно, диалекты наиболее широко распространены на юге Германии. Связано то еще и с тем, что за основу для литературного стандарта был взят один из северных диалектов.

Читайте также:  Магазин на немецком языке. виды магазинов на немецком.

Сегодня в Германии различают 16 групп диалектов, а в них – около 53 отдельных наречий. Среди них встречаются даже такие, которые используются только в радиусе всего 30 километров. На виртуальной карте диалектов можно убедиться в их разнообразии и даже послушать примеры из каждого из них.

В сельской местности на диалекте говорит больше людей, чем в городах. Но диалект не является признаком образованности, на нем говорят представители разных социальных слоев. В связи с распространением радио и телевидения литературная норма языка стала гораздо более употребительной, но все же нельзя сказать, что диалекты находятся под угрозой исчезновения.

По статистике 60% немцев говорят на диалекте, сообщает Зюддойче цайтунг.

У молодежи регионально окрашенные языки не пользуются большим уважением, почти каждый второй в возрасте 14-19 лет считает диалекты непривлекательными.

Кстати, о привлекательности

Во времена Мартина Лютера, который своим переводом Библии совершил один из решающих шагов в формировании единого немецкого языка, самым красивым считался саксонский диалект.

Саксония в XVI веке была сильным прогрессивным государством. Отношение к языку теснейшим образом связано с политическими и экономическим положением его носителей. Уважение к сильному государству распространяется и на язык этого государства.

Позднее Саксония потеряла свое могущество, распалась на более мелкие княжества и в XVIII веке была завоевана Пруссией. С тех пор ей не удалось «снова стать великой». Постепенно за Саксонией закрепилась репутация страны симпатичных недалеких провинциалов «себе на уме».

В эпоху социализма не слишком привлекательный имидж был дополнен титулом «Долины невежества» (Tal der Ahnungslosen). Прозвище придумали в ФРГ, так как в Дрездене и окрестностях невозможно было принимать западное телевидение, и саксонцы, таким образом, оставались не в курсе многих тем, событий и тенденций, бывших на слуху у остального «прогрессивного человечества».

Эти и другие подобные явления постепенно изменили отношение и к саксонскому диалекту с положительного на отрицательное.

Сегодня саксонский диалект немцы считают самым непривлекательным. Результаты одного исследования, проведенного в 2014 году в университете города Мангейм, показывают, что самым красивым большинству немцев кажется нижненемецкий диалект (Plattdeutsch). Другие опросы фаворизируют баварский.

Дискуссия о полезности

Зачем современному немцу стародавние диалекты, «пережитки прошлого»? Не проще ли всем перейти на один понятный всем стандартный язык?

Может быть, отсутствие региональных различий и облегчило бы общение. Но в жизни не все стремится к простоте. С уходом диалектов немцы потеряли бы часть своей региональной идентичности. Диалектный акцент – символ землячества, общности, родной огонек в море всемирной глобализации.

С другой стороны, наличие живых диалектов наглядно демонстрирует врожденное сопротивление немцев централизации, их исторически обусловленную, въевшуюся под кожу локальную независимость, выражаемую в числе прочего и через местный говор.

Диалекты – настолько неотъемлемая часть менталитета немцев, что им и в голову не приходит задумываться о том, что без них, может быть, было бы и проще. Дискуссии возникают только о формах сосуществования диалектов и литературной нормы. Прежде всего, это касается обучения детей. Но и тут местные наречия «побеждают по очкам».

Последние исследования подтверждают, что если ребенок растет в среде, где говорят как на диалекте, так и на литературном языке, то в нем развиваются способности к изучению иностранных языков. Потому что с самого детства усваиваются две языковые структуры, зарождается понимание, что для любого понятия существует множество различных форм выражения.

Говорящие на диалекте и литературном немецком дети креативнее и – что на первый взгляд может показаться удивительным – грамотнее. Дело в том, что немецкие диалекты – языки устные, на них не пишут. И дети, начинающие учиться писать в школе на литературном немецком, понимают, что писать надо совсем иначе, чем они говорят, и обращают больше внимания на правописание.

В целом можно сказать, что тяжело от пестроты немецких наречий только иностранцам. Но иностранцам в чужой стране тяжело априори. Немцы же считают для себя внутренемецкое двуязычие богатством. Они наслаждаются этой своей особенностью, и не только говорят на диалектах, но и поют на них песни.

Вот несколько примеров из музыкальной поп-культуры.

Ина Мюллер, звезда немецкой сцены, родом с севера Германии, выпустила даже целый альбом на своем родном Plattdeutsch. Одна их песен из этого альбома «De clock is dree».

О жизни в Берлине рассказывает на берлинском диалекте группа Icke und Er

Очаровательные девушки из баварского трио Die Hollerstauden записали свой ответ на мировой хит Despasito, придумав для него чудесный сатирический текст о прелестях склонных к полноте дам. Для не владеющих немецким и баварским: поверьте – это очень смешно! 

Евгения Кирш

Другие статьи автора:

Веровать по-немецки: главное, чтобы вам было хорошо

Берлинское школьное образование как часть немецкого: кризис жанра

Магические знаки Марины Цветаевой

Школа в Германии: какая она?

Кладбище как место встреч

“Русское поле”

Социальные кнопки для Joomla

Источник: http://russkoepole.de/ru/rubriki/kultura/186-stati/4378-shprekhen-zi-dojch-ili-zachem-nemtsam-53-dialekta.html

Диалектальная языковая личность на основе берлинского диалекта

Немецкий, как и любой другой язык, подвержен постоянным изменениям. В начале XX века существовало более полусотни различных немецких диалектов, и это не считая местных диалектических вариаций.

Однако в течение второй половины двадцатого столетия, с конца Второй мировой войны, диалекты постепенно изменились под влиянием различных событий в социальной, культурной, экономической и научной сферах жизни.

Возросшая мобильность населения и демографические изменения повлекли за собой исчезновение некоторых местных диалектов.

Глобальные изменения в общественной жизни, такие как распространение средств информации и доступность высшего образования, в значительной степени сказались на вербальных привычках носителей немецкого языка.

В то время как некоторые варианты «трактовки» немецкого стали выходить из употребления, в немецкоговорящей общине стали появляться новые диалектические образования: например, развитие так называемых межрегиональных вариантов диалектов (Verkehrsdialekte), а также общая тенденция к употреблению разговорного немецкого, сочетающего в себе элементы из разных диалектических групп.

Некоторые лингвисты также отмечают возросший «престиж» диалектов. Многие носители немецкого, в том числе городские жители и представители интеллектуальной элиты, имеют привычку для разнообразия или придания эмоциональной окраски добавлять в свою речь на литературном языке некоторые диалектные слова или выражения.

К диалектной лексике относятся слова, распространение которых ограничено той или иной территорией. Диалекты в своей основе — это говоры крестьянского населения, до сих пор являющиеся средством устного общения среди значительной части населения.

Они имеют фонетические, морфологические и синтаксические особенности, а также специфическую лексику.

Эти различия могут быть небольшими, так что говорящие на разных диалектах данного языка могут понимать друг друга (например, диалекты славянских языков); диалекты других языков могут так сильно отличаться друг от друга, что общение между говорящими затруднено или невозможно (например, диалекты немецкого языка).

В своей основной массе диалекты не являются составной частью общелитературной лексики, но через разговорную речь (особенно через просторечие) проникают в литературный язык. В современном немецком языке влияние диалектов очень заметно.

В данной работе будут рассмотрены особенности языковой личности на примере берлинского городского диалекта (иначе — берлинского метролекта).

Трудность изучения диалектов и метролектов заключается в том, что в зависимости от исторических условий развития диалекта (или метролекта) и от социальных особенностей говорящих на нем людей в различные исторические периоды он представляет собой какую-то из переходных ступеней между крайними пунктами — «настоящим», «старым» диалектом изучаемого региона и литературным языком. При этом «настоящий» и «неиспорченный» диалект не подлежит реконструкции и восстановлению. Данные этого исследования ориентируются на теперешнее состояние диалекта, на то, в какой форме он существует на сегодняшний день.

На развитие диалектов влияет историческое развитие страны.

В Германии за последний век произошло экономическое и национально-политическое объединение, мощное промышленное развитие (начиная с 1870), приток населения из деревень в города, индустриализация целых районов (Рурская и Саарская области, промышленные округа Саксонии и Тюрингии), растущее вместе с распространением грамотности влияние книги и школы, масс-медиа и в целом унифицирование звуковой формы национального языка. То есть и немецкие диалекты за прошедшие сто лет значительно преобразовались | 'www.referat.bookap.info', 24 |.

В данной работе будет проведен анализ характерных особенностей произношения и словоупотребления в Берлине и его ближайшем окружении, исторические предпосылки этого и некоторые закономерности в сравнении с другими группами немецких диалектов и литературным немецким языком.

Цели и задачи работы:

— изложить суть понятия «языковая личность», в контексте которого и будет проводиться рассмотрение различных особенностей берлинского городского диалекта

— определить место диалекта в системе национального языка

— раскрыть значение диалектов в Германии и более детально разобрать разновидности диалектов в немецком языке

— рассмотреть исторические предпосылки формирования берлинского городского диалекта и его основные лексические и фонетические особенности

— составить перечень наиболее характерных фонологических, грамматических, синтаксических и лексических особенностей берлинского городского диалекта.

В практической части работы приведены примеры словоупотребления в живой разговорной речи, а также составлены ряды часто употребительных синонимичных слов берлинского диалекта.

1 Понятие языковой личности. Понятие «диалект» в системе национального языка

Личность — «общежитейский и научный термин, обозначающий: 1) человеческого индивида как субъекта отношений и сознательной деятельности (лицо в широком смысле слова) или 2) устойчивую систему социально-значимых черт, характеризующих индивида как члена того или иного общества или общности» [1: 314].

Концепция «языковой личности» как одного из видов личностности в последние годы развивается Ю. Н. Карауловым.

В его работах языковая личность определяется как «совокупность способностей и характеристик человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются а) степенью структурно-языковой сложности, б) глубиной и точностью отражения действительности, в) определенной целевой направленностью. В этом определении соединены способности человека с особенностями порождаемых им текстов» [ 2: 3].

Ю.Н. Караулов представляет структуру языковой личности состоящей из трех уровней:

1) вербально- семантического, предполагающего для носителя нормальное владение естественным языком, а для исследователя — традиционное описание формальных средств выражения определенных значений;

2) когнитивного, единицами которого являются понятия, идеи, концепты, складывающиеся у каждой языковой индивидуальности в более или менее упорядоченную, более или менее систематизированную «картину мира», отражающую иерархию ценностей.

Когнитивный уровень устройства языковой личности и ее анализа предполагает расширение значения и переход к знаниям, а значит, охватывает интеллектуальную сферу личности, давая исследователю выход через язык, через процессы говорения и понимания — к знанию, сознанию, процессам познания человека;

3) прагматического, заключающего цели, мотивы, интересы, установки и интенциональности. Эти уровни обеспечивают в анализе языковой личности закономерный и обусловленный переход от оценок ее речевой деятельности к осмыслению речевой деятельности в мире” [2: 5].

Показать Свернуть

1 В. М. Жирмунский, Немецкая диалектология, М. 1956.

2 В. М. Жирмунский, 1976.

3 Караулов, 1989.

4 Караулов, 1987.

5 Б. А. Ларин История русского языка и общее языкознание, 1977.

6 Миронов, 1981.

7 Философский Энциклопедический Словарь, 1983.

8 H. Bausinger: Deutsch für Deutsche. Dialekte, Sprachbarrieren und 9 Sondersprachen. Fischer Taschenbuch Verlag, Frankfurt am Main 1984.

9 A. Dittmar, 1997.

10 H. Bußmann, Lexikon der Sprachwissenschaft, Stuttgart 2002.

11 E. Harndt, Französisch im Berliner Jargon, Das neue Verlag, Berlin, 1990.

12 H. Moser, 1981.

Источник: https://referat.bookap.info/work/54250/Dialektalnaya-yazykovaya-lichnost-na

Ссылка на основную публикацию