Немцы о русских

Что рассказывают немцы о России и русских

У каждого народа есть свое представление о жителях других стран – порой это выдуманные кем-то мифы, которые запросто рассеиваются в первые же месяцы проживания в новой стране. И у немцев, конечно же, тоже имеется мнение о России и русских…

Но сегодня мы поговорим не о тех немцах, кто никогда не был ни в Москве, ни в Петербурге, ни в Тюмени и прочих российских городах, но «совершенно точно знает», что Россия — это океан водки, гуляющие по улицам медведи, русская мафия и… матрешки.

Эта заметка про тех, кто в России был, но не только успел запечатлеть себя у Кремля, а жил в стране обычной будничной жизнью, работал или учился… Я читала несколько немецких книг с описанием российской действительности – глазами немцев, конечно же.

А еще мне посчастливилось общаться лично с теми, кто прожил в России от нескольких месяцев до нескольких лет. С одним из таких немцев, кстати, я живу под одной крышей вот уже 6 лет. Манная каша на завтрак для немца — ужас непонятный. Манка в меню Германии присутствует в основном как холодный десерт (пудинг из манки).

Есть такое каждое утро, да еще и вприкуску с хлебом с маслом немцы считают полным извращением. Да и вообще любовь русских к каше немцу совсем непонятна, другое дело — колбаса!

В России любят все «чинить». Причем это починенное сильно бросается в глаза. Очень часто чинят просто куском изоленты.

Починить быстро и без особых временных затрат, забив на долголетие решения проблемы – это очень по-русски, считают немцы. Недавно у нас в кухонном кране образовалась небольшая дырочка, и в сторону брызгала еле заметная струйка, которая меня тем не менее раздражала. И пока муж был в командировке я “починила” как смогла – куском липкого скотча.

Муж по возвращении улыбнулся и сказал “echte russische Reparatur”. Это не значит, что немцы насмехаются над таким творчеством. Иногда они даже восторгаются фантазией жителей России. А иногда пребывают в шоке, ведь такие быстрые починки встречаются не только в квартирах россиян, но и на некоторых серьезных российских предприятиях.

Вот такая пристройка, например, заставляет немца сразу же взять в руки камеру:

(c) Foto: Gulsina Ismailova

В России очень развит «институт бабушки». Именно так величают немцы то явление, когда по воскресеньям в парках дети гуляют не с родителями, а с бабушками. Не буду настаивать на том, что немецкие бабульки – меньше любят своих внуков, но то, что времени проводят меньше – факт. И не всегда потому что не хотят, а часто из-за того, что живут за пятьсот километров.

Жизнь не по средствам. Это замечают многие приезжие в Россию. Спустить зарплату за первые несколько дней, а потом жить впроголодь – это так непонятно многим немцам. И дело даже не в том, что зарплаты маленькие…

Немцы удивляются: для чего покупать айфон, если вторую половину месяца – в ожидании получки – тебе придется жить на пустых макаронах? Зачем покупать рубашку от «босс» на предпоследние деньги? Зачем жить так, чтобы показаться кому-то лучше, богаче, круче на какую-то долю секунды…

  А еще немцу никогда не понять зачем делать шикарную свадьбу, а потом несколько лет отдавать за нее долги.

Отношение к природным ресурсам в России — тоже вызывает непонимание у немцев. Вода, которую люди в России оставляют просто так литься… Свет в подъездах, который горит ночи напролет… Отопление, которое невозможно регулировать… Пластиковые бутылки, плавающие в речках и валяющиеся на природе…  Немцу сразу становится грустно.

  Потому, что он знает цену этому всему – ведь в Германии за все надо платить немалые деньги или потому, что немцы действительно за экономию планетных ресурсов?? Зависит от немца…  А в одной из прочитанных мною книг немецкий автор сыронизировал по этому поводу: “Русские не берегут природу. Почему же? Это приведет к глобальному потеплению.

А для такой холодной страны – это только на руку…”

(c) Foto: Gulsina Ismailova

Но что мой муж вспоминает с особым удивлением – так это рестораны России. Человек, несколько лет проживший в Латинской Америке, считал, что в ресторанах его точно не может ожидать ничего особого. Привели его коллеги в один из первых вечеров в ресторан – ели, пили, общались…

И тут приглушается свет, в зал выползают полураздетые тетки и начинают ритмично отплясывать в унисон.

Разве можно под такое доесть выбранное блюдо? В Германии едят и смотрят на танцующих теток или стриптизерш – совсем в разных местах и немцам совсем непонятно зачем под вкусную отбивную нужны танцы? Точнее, наоборот- как можно ужинать, когда над тарелкой пролетают голые титьки? Впоследствии мой муж водил по таким “злачным ресторанам” новоприбывших коллег из Германии и с удовольствием следил за реакцией последних. Немцы конечно не против поглазеть на такие танцы, но искренне не понимают – зачем это надо заведению… Ведь под такую развлекательную программу точно кусок в горло не залезет – значит клиент закажет меньше, чем если бы его оставили кушать в спокойной обстановке.

Маршрутка. Такое транспортное средство как маршрутка вспоминают многие немцы. И даже дело не в самом транспорте, а в способе оплате. Передавать деньги впереди сидящему и также получать от него сдачу – почему-то немцам кажется забавным…

(c) Foto: Gulsina Ismailova

Взятка врачу. Наблюдательные немцы не пропустили это мимо глаз своих… Приходить к врачу с коробкой конфет (даже если врач итак не бесплатный) – это самое разумное решение, если вы находитесь в России.

А если дело приближается к празднику, то с пустыми руками вас там точно не вылечат ждут. Ага, это почти как пойти в гости – берите с собой только самое лучшее и самое вкусное.

  “Взятка богам в белых халатах” – так описывали некоторые из немцев увиденное.

Про поход в баню немцы тоже любят рассказывать. Про веник, соленые огурчики и водку… Но! При этом они строго разграничивают такие явления как баня и сауна. И ни в коем случае не называют баню сауной. Баня – это возможность попотеть в жаркой комнате в дружеской компании, а сауна в России – несет эротический характер! Немцы спешат предупредить об этом своих новоприбывших коллег))

Немцы замечают с каким трепетом русские ждут нового года, а не рождества – как они сами. Как тщательно готовятся и закупаются на этот праздник. Но еще больше немцев удивляет: а зачем отмечать новый год два раза – 31 декабря и 13 января?

А еще немцы очень удивляются следующему сочетанию: русские, по словам немцев, очень неулыбчивые и неприветливые. И одновременно с этим такие гостеприимные.

Столы, переполненные салатами и прочими закусками — так россияне встречают не только знаменательные праздники, но и малознакомых гостей.

И это очень удивляет иностранцев, которые привыкли общаться даже с очень близкими друзьями всего-то за чашечкой кофе, а день рождения могут справить, угощая гостей только заказанной пиццей и чипсами.

Один знакомый немец с особенной теплотой рассказывал про российский поезд. Почему с теплотой? Да потому, что по пути “Москва – Ярославль” ему всегда выдавали домашние тапки, чтобы его ноги отдохнули. В Германии с ним так еще никто не обращался.

А еще немцев очень веселит (а некоторых, возможно, оскорбляет), как русские представляют себе типичного немца. Вот так:

(c) Foto: Gulsina Ismailova

Источник: http://www.de-online.ru/news/chto_rasskazyvajut_nemcy_o_rossii_i_russkikh/2016-02-20-575

Немцы о русских. Дневники, воспоминания, письма

12 мая 2015 78810 просмотров <\p>

Предлагаемый читателям материал представляет собой выдержки из дневников, писем и воспоминаний немецких солдат, офицеров и генералов, впервые столкнувшихся с русским народом в годы Отечественной войны 1941–1945 годов. По существу, перед нами свидетельства массовых встреч народа с народом, России с Западом, которые не теряют своей актуальности и в наши дни.

Немцы о русском характере

Лейтенант К. Ф. Бранд

Офицер Малапар

Пастор Г. Голлвицер

А. Орме

Майор К. Кюнер

Немцы о России

Майор К.Кюнер

Это мнение находит подтверждение и в других источниках. Немецкий штабной солдат, сравнивая Германию и Россию, обращает внимание на несоизмеримость этих двух величин. Немецкое наступление на Россию представилось ему соприкосновением ограниченного с безграничным.

Солдат К. Маттис
 

Дальше он говорит о том, с каким невероятным незнанием и непониманием страны немецкое командование вело войну с Россией.

Солдат К. Маттис

Немцы о милосердии русских

Майор К. Кюнер
 

Санитар Михельс
 

Офицер Малапарт

А.Орме

Немцы о русской жертвенности

Жертвенность не раз отмечена немцами в русских людях. От народа, официально не признающего духовных ценностей, как будто нельзя ждать ни благородства, ни русский характер, ни жертвенности. Однако немецкий офицер поражён при допросе пленной партизанки:

Майор К. Кюнер
 

Вероятно, это восклицание можно отнести ко всему русскому народу, по-видимому сохранившему в себе эти черты, несмотря на ломку внутренних православных устоев жизни, и, по-видимому, жертвенность, отзывчивость и подобные им качества характерны для русских в высокой степени. Они отчасти подчеркиваются отношением самих русских к западным народам.

А. Орме

Выносливость, душевная сила и в то же время покорность также обращают на себя внимание иностранцев.

Солдат Матисс

Пример двойственности русской души, в которой сочетаются и жалость, и жестокость одновременно:

Немка М. Гертнер

Присматриваясь ближе к русским, немец вновь отметит их резкие крайности, невозможность их полностью постигнуть:

Генерал Швеппенбург

Немцы о недостатках русских

От самих же немцев мы слышим объяснение тому, что нередко русских упрекают в склонности к воровству.

Военнопленный Голлвицер

Военнопленный Голлвицер

У того же автора мы находим попытку объяснить распространённое в советской армии пристрастие к водке:

А. Орме

Военнопленный Голлвицер

По пути из русского плена домой в памяти немецкого солдата-священника всплывают впечатления последних лет в русском плену.

Военный священник Франц

Немцы о русских женщинах

О высокой нравственности и морали русской женщины можно написать отдельную главу. Иностранные авторы оставили ей ценный памятник в своих воспоминаниях о России.

На немецкого доктора Ейриха произвели глубокое впечатление неожиданные результаты осмотра: 99 процентов девушек в возрасте от 18 до 35 лет оказались девственницами…

Он думает, что в Орле было бы невозможно найти девушек для публичного дома.

Писатель Юнгер

Писатель Юнгер

Военный священник Франц

Слова другого немецкого солдата звучат заключением к теме о нравственности и достоинстве русской женщины:

Солдат Михельс

Описывая девяностолетнюю старуху, которая в течение своей жизни ни разу не покинула своей деревни и поэтому не знала мира, находящегося вне деревни, немецкий офицер говорит:

Майор К.Кюнер

О простых, цельных чувствах у русских находим в воспоминаниях другого немца.

Килер

Немцы о русской простоте, уме и таланте

Немецкие офицеры иногда не знают, как отвечать на немудрёные вопросы рядовых русских людей.

Генерал Швеппенбург

Непосредственность и простота русских заставляют немца воскликнуть:

Килер

Близостью к гармоничной, чистой, но и суровой природе иностранные очевидцы пытаются объяснить и храбрость, и выносливость, и нетребовательность русских.

Майор К.Кюнер

Нередко немцы отмечали исключительную работоспособность русских, способность их к импровизации, сметливость, приспособляемость, любопытство ко всему, и особенно к знаниям.

Генерал Швеппенбург

Генерал Фреттер-Пико

О сметливости и проявляемом русскими интересе ко всему:

Унтер-офицер Гогофф

Швейцарец Юкер, проживший в России 16 лет

Другой немец из народа удивлён знакомством молодой русской с отечественной  и иностранной литературой:

Военный священник Франц

О талантах, способных проявляться даже в невыгодной обстановке, свидетельствует пространное описание немецким солдатом концерта, устроенного в Пскове 25 июля 1942 года.

Солдат Маттис

Народные песни, отражающие характер и историю народа, больше всего обращают на себя внимание очевидцев.

Юкер

Майор К. Кюнер

Немцы о вере русских

Яркий пример такого состояния представляет для нас сельская учительница, которую хорошо знал немецкий офицер и которая, по-видимому, поддерживала постоянную связь с ближайшим партизанским отрядом.

Майор К. Кюнер

Генерал Швеппенбург

О молодёжи, ищущей смысла жизни, не удовлетворяющейся схематичным и мёртвым материализмом, находим и другие свидетельства. Вероятно, путь комсомольца, попавшего в концлагерь за распространение Евангелия, стал путём некоторой части русской молодёжи.

В очень бедном материале, который опубликован очевидцами на Западе, мы находим три подтверждения того, что православная вера в какой-то степени передалась старшим поколениям молодёжи и что малочисленные и, несомненно, одинокие молодые люди, которые обрели веру, иногда готовы мужественно отстаивать её, не страшась ни заключения, ни каторги.

Вот довольно обстоятельное свидетельство одной немки, вернувшейся на родину из лагеря в Воркуте:

Вероятно, в отдельных случаях верующие завоевали уважение и сочувствие не только у заключённых, но и у лагерного начальства:

Символом России военного времени может послужить следующее впечатление немецкого офицера, случайно вошедшего в выгоревшую церковь:

Майор К. Кюнер

————————–

Подготовка текста — В. Дробышев. По материалам журнала «Славянка»

Источник: http://ruvera.ru/articles/nemcy_o_russkih

Что думают немцы о русских. Русские глазами немцев

Хотите знать, что думают немцы о русских? Кажутся ли им наши традиции странными? И что общего у нас с немецкими жителями?

Читайте также:  Про любовь на немецком. интересные слова и фразы.

Читайте в моей статье!

Безусловно, в каждой нации есть свои особенности, своя культура, свои привычки и свои традиции, которые отличают их от других. Мы не задумываемся о наших странностях, если не видим их со стороны. Поэтому я предлагаю вам посмотреть на себя глазами немцев!

Сколько уже сказано про непонятный для других русский менталитет. Однако немцам все же приходится напрямую контактировать с русскоговорящим населением в Германии. Например, на работе.

Немцы привыкли везде улыбаться и быть вежливыми. Им непонятна порой русская грубость и прямота. Ни один немец не сможет напрямую высказать то, что он думает. А для нас, русских, это обычное явление. Не нравится человек? Не буду я ему улыбаться! Но когда русских узнаешь поближе, то оказывается, что это очень открытые и дружелюбные люди.

Немцы ходят в бар для того, чтобы отдохнуть и напиться. Русские туда ходят сбросить весь груз и выговориться с друзьями. Немцы никогда не поймут, зачем за бокалом пива обсуждать свои проблемы или радости, ведь на это есть специалисты — психологи.

Еще одна особенность, которая очень удивляет немцев в русских, — это выбрасывание денег на ветер. Русские, у которых имеются лишние деньги, привыкли жить на широкую ногу. Они редко откладывают на черный день. И решения о крупных покупках могут принимать в одно мгновение.

У немцев так никогда не получится! Они понять не могут, зачем покупать огроменные коттеджи, если можно снимать жилье, зачем покупать новинки техники, если можно подождать и купить потом со скидками, зачем покупать 11 колец, если пальцев только 10.

Про кольца я, конечно, утрирую, но русская широкая душа привычна и понятна только русскому!

Никогда не стоит говорить русскому, какой плохой президент в России, и критиковать ведение его политики. «Немецкие русские» хоть и живут в Германии, но душой находятся на своей родине. Они здесь смотрят русское телевидение, ходят в русские магазины, говорят по-русски и посещают русские парикмахерские.

Не стоит также при русском человеке говорить плохо о его близких или друзьях. У немцев не принято дружить в полноценном смысле этого слова. У них множество друзей, которым они периодически перемывают косточки. Они заводят друзей там, где им выгодно. И так же легко с ними расстаются там, где им невыгодно.

Немцы удивляются, почему у русских так много названий окружения — просто знакомый, хороший знакомый, просто друг, хороший друг, близкий друг и «да это Вася-сосед!». И ко всем у них разное отношение. Например, близкие друзья у русских всегда из детства, школы либо армии. На протяжении дальнейшей жизни завести близких друзей просто невозможно.

Самым распространенным стереотипом о русских в Германии — это то, что все русские пьют водку стаканами со словами «На здоровье!». Каково их удивление, когда ты говоришь, что ты русский, но водку не пьешь. В голове, наверное, происходит взрыв мозга. Россия представляется немцам (кстати, и не только им) снежным полем с бурыми медведями.

Однажды я случайно подслушала разговор немцев, которые обсуждали Россию. Они сидели за обедом на работе, и один немец рассказывал другим, что русские едят из одной кастрюли деревянными ложками. Давно я так не смеялась! Вряд ли бы они стали об этом говорить, зная, что я к русским тоже имею отношение. Они почему-то считают, что я полячка.

Немцы считают русских лучшими математиками, что само собой разумеется. Ведь сами немцы никогда не станут напрягать свой мозг, чтобы сделать, например, годовую налоговую декларацию. Ведь для этого есть специалисты! А русские лучше сэкономят, но посчитают все сами, да и математиком великим тут быть не обязательно.

Среди странных привычек русских можно выделить несколько.
Во-первых, собирание и хранение всевозможного хлама. Старые лыжи, никому не нужные сковородки, дырявые кастрюли, кусочки линолиума после 10-летнего ремонта и т. д.

Да, русские привыкли забивать «келлер» ненужными вещами, которые еще пригодятся. Но все же, я считаю, что современная русская молодежь от этого избавлена.

Это, скорее всего, наблюдается больше у русских пожилых людей, которые видели голод и дефицит продукции в прошлом.

Во-вторых, обращение к незнакомым людям «мужчина» или «женщина». «Эй, мужчина в сером пальто! Не трогаем товар руками!». За такое привычное в российских глубинках обращение немцы бы просто жалобу накатали за оскорбление.

В-третьих, прием неожиданных гостей на кухне. Немцам непонятно, как можно сидеть на кухне с подругой и пить вино, при этом жаря на плите картошку на ужин. Пришли к тебе гости, ты должен все бросить и пить кофе с ними в зале. А еще лучше назначить им «термин» в другой день! Ха-ха!

В-четвертых, отсутствие экономии. Русские, по мнению немцев, совсем не умеют экономить ни воду, ни электричество, ни деньги. Здесь я с ними согласна, не умеют. Но! Зачем я буду сидеть в потемках и портить свои глаза, читая книгу, если я могу просто включить свет!

Много можно говорить о русских привычках и странностях, но на сегодня это все.

P. S. Про русских модниц глазами немцев и о том, как я провела маленькое расследование среди немцев, я расскажу вам в другой раз!

С уважением, Татьяна Диль, Бремен (Германия).

Источник: http://PeopleAndCountries.com/article-3985-1.html

Русские – о немцах, немцы – о русских

09 Декабря 2014

Русские и немцы. Считается, что именно Петр I прорубил окно в Европу, но, как известно, немцы уже проживали к этому времени на территории России и даже оказали серьезное влияние на мировоззрение будущего реформатора. Считал немцев своими учителями и «наше все» в науке Михайло Ломоносов.

Немецкий язык изучался во всех высших и средних учебных заведениях России, и многие поколения россиян воспитывались на произведениях «сумрачного немецкого гения» – поэтов, ученых, философов.

Однако существует и вторая сторона медали, наглядно свидетельствующая о том, что отношения между двумя народами трудно назвать безоблачными.

Русские и немцы. Считается, что именно Петр I прорубил окно в Европу, но, как известно, немцы уже проживали к этому времени на территории России и даже оказали серьезное влияние на мировоззрение будущего реформатора. Считал немцев своими учителями и «наше все» в науке Михайло Ломоносов.

Немецкий язык изучался во всех высших и средних учебных заведениях России, и многие поколения россиян воспитывались на произведениях «сумрачного немецкого гения» – поэтов, ученых, философов.

Однако существует и вторая сторона медали, наглядно свидетельствующая о том, что отношения между двумя народами трудно назвать безоблачными.

Сейчас, когда после падения Берлинской стены и распада СССР прошло четверть века и многое изменилось в России и во всем мире, мы провели небольшое исследование, проанкетировав 50 российских и немецких современников, по 25 человек с каждой стороны, в основном, жителей Москвы, Подмосковья, Берлина и Баварии, мужчин и женщин 25−65 лет с высшим и средним образованием.

Что думают и что знают друг о друге представители двух народов? Всем нашим респондентам – с немецкой и русской стороны – мы задавали одинаковые вопросы, ответы на некоторые из них при этом не слишком отличались между собой.

Так, на вопрос о самых известных представителях немецкой нации и те, и другие называли чаще всего Гитлера, Гёте, Карла Маркса, Канта, Бетховена, Баха, Шиллера, Гегеля, Лютера, Ницше, Шопенгауэра, Энгельса, Гутенберга, Бисмарка, Меркель, Эйнштейна, Шумахера.

К этому списку немцы нередко добавляли имена монархов, а россияне фамилии писателей, группу «Рамштайн» и сподвижников Гитлера.

Любопытно, что на вопрос о национальности фюрера все без исключения немецкие респонденты, назвав его самым известным немцем, считают его в то же время австрийцем по национальности, в отличие от россиян, которых такой вопрос поставил в тупик и одновременно развеселил: «Немец, натюрлих, кто же еще!»

Наиболее известными в мире россиянами и те, и другие считают Ленина, Сталина, Горбачёва, Путина, Петра I, Екатерину II (ее называли и в числе известных немцев), Жукова, Ельцина, Хрущёва, Достоевского, Толстого, Пушкина, Гоголя, Чайковского. По одному разу был назван Гагарин, «царь Александр», Лермонтов, Брежнев, Туполев, Калашников и Берия.

Символом Германии для россиян являются, в первую очередь, пиво, сосиски, свастика (100% опрошенных) и фашизм. Называли, кроме того, Бранденбургские ворота, Берлинскую стену, Рейхстаг, готику, аккуратность, марки автомобилей, велосипедные дорожки и ветряные мельницы.

Немцы дополнили список символов орлом, футболом, индустрией и бюрократизмом. Знаменательно, что, в отличие от россиян, ни один из опрошенных немцев не упомянул в качестве символа Германии свастику.

Как видим, для современных немцев символ страны ассоциируется теперь только с орлом.

Символом России обе нации называли Кремль, Красную площадь, меховые шапки, зиму, водку, матрешек, мороз, тайгу, Сибирь. Немецкие респонденты дополнили этот список нефтью, газом, коррупцией и авторитарным правительством.

Россияне предпочитали более лирические образы: березка, русская коса, лапти, щедрая душа.

Показательно, что, как и в предыдущем вопросе, ни один из опрошенных россиян не вспомнил о серпе и молоте как о символе прошедшей эпохи, зато среди немцев этот символ, как и красное знамя, упомянуло большинство опрошенных.

Типичными чертами своего национального характера немцы называли: вежливость, трудолюбие, пунктуальность, педантизм, обязательность, чувство долга, дружелюбие, сентиментальность, любовь к порядку, честность.

Порою, правда, подобный перечень сопровождался следующей ремаркой: «Все это в прошлом – действует ли еще сейчас – вопрос» (Штефан, 40). Русские дополнили список такими качествами, как аккуратность, сдержанность, правдивость, уверенность в себе, независимость, поэтичность.

Поразительно, что, несмотря на постоянные упоминания о фашизме, отрицательные черты немецкого характера россиянами упоминались в единичных случаях (прямолинейность, ограниченность, отсутствие чувства юмора). Приведем и такое мнение: «У немцев недостатки – продолжение достоинств.

Законопослушность, любовь к порядку, организованность, трудолюбие – прекрасные качества. А в масштабах страны под предводительством Гитлера получилась страшная сила» (Виктор, 46).

Автопортрет россиянина выглядел, по материалам опроса, далеко не столь идеально, причем на отрицательные качества чаще всего указывали не вежливые немцы, а сами россияне.

Нередко мы встречаем здесь пары: лень (русские), трудолюбие (немцы), обязательность – необязательность, организованность – неорганизованность, уверенность в себе – неуверенность, дополненные такими качествами, как: безалаберность, хамство, расхлябанность, пофигизм, склонность к депрессии, пьянство.

Из положительных своих качеств россияне упомянули: гостеприимность, сострадание, доброту, терпение, неуместную щедрость, любовь к чтению книг и поиску смысла жизни.

Немцы отметили следующие качества русских: патриотизм, жертвенность, смелость, беспощадность, разгул, гибкость, грубость, пассивность («длится долго, пока народ не восстанет», Сандра, 37). Приведем и такое мнение: «мужчины, особенно в провинции, пьяницы, бьют жен, женщины злоупотребляют косметикой» (Бернард, 32).

С ответом на вопрос об общих чертах характера немцы явно затруднялись: «Нет никаких», «Из клише разве что пьянство» (Гельмут, 53).

Русские, наоборот, были уверены, что такие черты имеются и действительно их находили: храбрость, изобретательность, умение пренебречь комфортом и все поставить на карту, выносливость, быстрая езда и даже «любовь к бурному отдыху в Турции и Египте» (Марина, 31).

На вопрос о различиях национального характера россияне нередко вспоминали пословицу «что русскому здорово, то немцу смерть» и диалог Штольца и Обломова из романа Гончарова (на «Обломова» указал и один из немецких респондентов).

Приведем и такие мнения: «Оба народа талантливые, но немец, если откроет новое, напишет хотя бы книгу, а русский будет размусоливать и ничего не сделает» (Валерия, 39); «Сейчас многое меняется, в том числе и национальный характер. Немало прагматичных русских и безбашенных храбрецов немцев. Пример – Маттиас Руст» (Виктор, 46).

«Немцы веселее, общительнее, чаще шутят» (Ирина, 47); «Русская среда воспитывает более грубого человека» (Антон, 25). С немецкой стороны также отмечают «радость от алкоголя» (Фредерика, 42), но ею же подчёркнута и разница: «У немцев – пиво, у русских водка». Приведем и такое мнение: «Немцы живут четко в своих рамках и правилах, русские гибче и могут легче найти свой путь к цели» (Андреас, 41).

Посмотрим, что же каждая нация знает друг о друге в историческом аспекте.

Россияне вспоминают реформацию, книгопечатание, раздробленность, Веймарскую республику, образование Третьего рейха, но чаще всего две мировые войны, падение Берлинской стены, объединение ФРГ и ГДР, образование Евросоюза.

Из русской истории немецкие респонденты отметили татаро-монгольское иго, Октябрьскую революцию, Чернобыль, гибель подводной лодки «Курск», железный занавес, гласность, Перестройку, путч, Лайку в космосе, полет Гагарина и обе мировые войны.

Особенно значимой для обеих аудиторий оказалась, как видим, Вторая мировая война.

И неудивительно, поскольку, как показал опрос, в ней по обе стороны принимали участие близкие родственники практически всех наших респондентов с русской и немецкой стороны: «отец, дядя и дедушка», «оба дедушки», «дедушка и прадедушка, бабушка была в оккупации», «прадедушка был в русском плену», «у меня погибли дедушка и тетя. Ей было всего 17 лет, она училась в Ялте в медицинском училище и погибла, когда немцы взорвали пароход „Армения“» (Лидия, 57).

На вопрос о событиях, с которыми связано их представления о Второй мировой войне, россияне вспомнили 41 год, Брестскую крепость, вторжение в СССР, Сталинград, блокаду Ленинграда, Курскую битву, концлагеря, партизанское движение, массовое уничтожение людей, битву под Москвой, взятие Берлина, флаг над Рейхстагом, т.е. события, происходившие во время Великой Отечественной войны 1941−45 гг.

Немцы также отметили многие из перечисленных событий, но их представление о войне выходило за рамки русско-немецкого опыта: D-daу, битва в Арденнах, высадка в Нормандии, падение Польши, капитуляция Парижа, уничтожение евреев, бомбардировка Лондона, освобождение Дахау, гибель «Вильгельма Густлова», конференция в Ванзее, переселение немцев из Кёнигсберга и восточных территорий, Хиросима и Нагасаки.

По нашей просьбе респонденты рассказали и о самом правдивом, по их мнению, произведении о Второй мировой войне – книге, фильме, песне – здесь совпадений практически не было. Россияне назвали «Катюшу», «Синий платочек», Ленинградскую симфонию Шостаковича, стихотворение «Жди меня» К.

Симонова, дневники жителей блокадного Ленинграда, Книги памяти, кинофильмы «Они сражались за Родину», «Брестская крепость», «А зори здесь тихие», «Судьба человека», «Семнадцать мгновений весны», биографии Жукова и других военачальников, цикл передач А. Пивоварова, интернет-сайт М. Солонина, воспоминания Н. Никулина, книги А.

Суворова, «Повесть о настоящем человеке» Б. Полевого, романы В. Быкова и Г. Бёлля. Немцы вспомнили «Гернику» Пикассо (хотя бомбардировка Герники произошла до начала Второй мировой), фильмы «Список Шиндлера», «Пока ноги несут» («Побег из Гулага» по книге И. М. Бауэра), «Конференция в Ванзее», «Собаки, хотите жить вечно?» Ф.

Читайте также:  Лезть по-немецки. различные переводы одного глагола.

Висбара, «Гибель Вильгельма Густлова», «Спасти рядового Райана», книгу «Траектория краба» Г. Грасса.

«Было бы у России другое будущее, если бы не Вторая мировая война?» – что думают по этому поводу наши респонденты? Некоторые россияне считают, что «наверняка»: «Не погибло бы столько людей, не голодали бы после войны.

Люди могли бы вложить усилия во что-то другое – в построение успешной страны, а так не хватило сил» (Пётр, 35). «Возможно, не было бы таких сталинских репрессий, которые народ считал в чем-то оправданными войной» (Михаил, 62).

«Конечно, раньше бы наступила демократия, а так восстанавливали страну, митинговать было некогда, да и некому, мужиков не было» (Ирина, 57). Но большинство склоняется к тому, что особых изменений не произошло бы: «В чем-то да, но в целом не особенно» (Алексей, 27).

Есть и приверженцы «мирового заговора»: «Я считаю, что мировое будущее, в том числе и российское организовано и управляется определенными людьми и Вторая мировая война – это часть спланированного процесса» (Игорь, 27).

А вот мнение немцев: «Конечно, только непонятно, как выглядел бы весь мир, если бы не было Второй мировой войны» (Франк, 31); «Политически после Второй мировой войны ничего не изменилось, так что, по-видимому, Россия сегодня не особенно выглядела бы по-другому» (Гельмут, 53).

Выяснилось, что наши респонденты имеют довольно слабое представление о важнейших событиях, происходящие на территории другого государства. Так, о блокаде Западного Берлина «что-то слышала» лишь четверть опрошенных россиян. «О блокаде Западного Берлина мне известно не очень много, но я думаю, сравнить эти два события, как это делает М.

Солонин, нельзя. Блокада Ленинграда – преступление против человечества, длилась почти три года, сопровождалась ежедневными бомбардировками (отнюдь не изюмными), и число жертв только среди мирного населения около миллиона человек.

Блокада Западного Берлина – скорее политическая акция» (Наталья, 29); «Никто так не мучился, как русские! Я не знаю о блокаде Берлина, но если бы она была такой ужасной, как в Ленинграде, мы бы, конечно, знали. Мне кажется, что современные немцы просто не понимают, что их предки творили на нашей территории.

Это всегда приходит в голову, когда бываешь в Берлине. Носятся с сотней погибших при попытке пересечь Берлинскую стену, но не хотят понимать, что из-за вторжения фашистов у нас погибло 25 миллионов» (Александр, 53). Немецкие респонденты тоже считают, что сравнивать эти события нельзя, но мотивация у них другая: «Сравнить нельзя, т. к.

блокада Ленинграда происходила во время войны, т.е. по законам военного времени, а блокада Западного Берлина в мирное время, поэтому надо и судить по законам мирного времени» (Беата, 42).

А вот вопрос о предпосылках дальнейших взаимоотношений, как и ожидалось, международных разногласий не вызвал. Русские были более эмоциональны: «Они прикольная страна. Хотим дружить. Наш президент знает немецкий» (Тамара, 25).

Немцы подошли к вопросу по-деловому: «Поскольку в России строй изменился, появились такие предпосылки.

Конец социализма – решающая причина» (Марта, 37), «Чем ближе два государства в отношении системы и идеологии, тем крепче отношения» (Вольфганг, 44).

Мы попытались выяснить есть ли у наших респондентов языковые возможности для взаимного общения. Русский язык из опрошенных нами немцев знают трое, все жители бывшей ГДР, старше 40 лет, изучавшие русский язык в школе. Россиян, владеющих немецким языком, оказалось еще меньше – двое. Как видим, в настоящий момент наши страны переживают не лучшие времена для языкового общения.

Какие же слова из языка друг друга знают опрошенные? У россиян, как оказалось, главные источники знаний – фильмы о войне («хенде хох», «шнель», «ахтунг», «арбайт», «капут», «зиг хайль»), телевизионная реклама («дас ист фантастиш», «квадратиш, практиш, гут»), песни – народные и группы «Рамштайн» («Вас воллен вир тринкен зибен таге ланг»).

У немцев военных следов меньше, но они также имеются: «давай-давай», «работать» (Вольфганг, 44, «дедушка был в плену»). Кроме того, назывались: «товарищ», «бабушка», «матрешка», «перестройка», «на здоровье» (немцы, между прочим, твердо убеждены, что так говорят, когда чокаются).

Изучавшие русский в школе помнят такие слова и выражения, как «спутник, трактор, партия» и «как пройти к центру города».

Поселиться в Германии временно или постоянно выразила желание половина россиян (12 из 25): «Хотя бы ненадолго хорошо бы пожить!» (Инна, 27), хотя были и такие, которым, как 60-летнему Валентину из Подмосковья «там делать нечего».

Отметим, что большая часть тех, кто не прочь поменять место жительства, молодежь до 30 лет.

Среди немецких респондентов желающих пожить в России не оказалось, «хотя уверен, что там есть очень хорошенькие местечки» (Йенс, 58); «Скорее нет, по причине политического режима, климата и большого социального расслоения» (Фредерика, 42).

Обе части нашей аудитории выразили единодушное мнение, что в Германии выше уровень жизни, чем в России. Среди причин такого положения россияне отметили следующие: «Немцы более трудолюбивые, любят порядок и воруют меньше.

Они и социализм в два раза успешнее наших строили» (Алевтина, 41); «Причина – правительство, которое заботится о гражданах и поддерживает их уровень жизни на высокой планке» (Светлана, 31); «Трудно даже представить, что у нас глава государства уйдет в отставку только по причине утраты доверия граждан» (Валерий, 61).

Нашлись и такие, которые во всем винили погоду: «У них климат больше подходит для более активной жизни» (Игорь, 27) и даже отсутствие в Германии природных богатств в виде нефти и газа: «Не нужно воспитывать столько рабов для их добычи! Есть место, где копают, а есть место, где решают как и сколько копать.

К сожалению, России уготован удел сырьевого государства, а рабочая сила оплачивается куда менее достойно, чем квалифицированная» (Антон, 25).

Немецкие респонденты считают, что все дело в трудолюбии, ответственности, политической системе, демократии.

В числе причин называют коррупцию, отток из страны квалифицированной рабочей силы, огромную территорию, децентрализацию: «Россия большая, очень большая страна, и поэтому ею трудно управлять, инфраструктура для такой большой страны дороже, политики сидят в городах, провинцию могут легко забыть» (Гельмут, 53).

Отметим, что из 25 опрошенных россиян в Германии побывали семеро, из немцев же в России – только двое, одна из них учительница русского языка из бывшей ГДР.

Россиянам Берлин понравился: «красивый, современный, интернациональный, куча замков и зелени» (Николай, 30); «вежливые, приветливые люди, потрясающая архитектура, Потсдам, Александерплац, Музейный остров, Гедехтнискирхе, Еврейский музей, Чекпойнт Чарли („была в шоке от западной трактовки Второй мировой войны“)» (Наталья, 29). Немцы хвалят Москву: «Красивый исторический город, с невероятной архитектурой из различных времен, Кремль, Храм Василия Блаженного, Красная площадь, Мавзолей» (Андреас, 41). Барбара, побывавшая в Челябинске, отмечает также: «Устаревшие заводы, дым, трубы, плохая экология, много больных детей, люди друг с другом не очень вежливы, но при близком знакомстве бывают очень сердечными».

Мы задали еще несколько вопросов о людях, внесших вклад в развитие мировой культуры. Россияне не так уж плохо знакомы с немецкой культурой, во всяком случае назвали больше имен писателей и поэтов, философов и ученых, чем сами немцы, при этом более образованной оказалась не молодежь, а люди постарше. Познания немцев о русской культуре были скромнее.

Евгения Нурмухамедова

*Статья была ранее опубликована в газете «Русская Германия» № 49, 2014.

Рубрики: Авторская колонка

Источник: http://www.rusdeutsch.ru/Nachrichten/7065

Мнения немцев о русских солдатах во время Второй мировой войны

Далее вас ждут цитаты и выдержки из реальных писем солдат Третьего рейха, которые сражались на Восточном фронте ина себе испытали стойкость духа советских воинов.

«Сталинград — хороший урок для немецкого народа, жаль только, что те, кто прошел обучение, вряд ли смогут использовать полученные ими знания в дальнейшей жизни».

«Русские не похожи на людей, они сделаны из железа, они не знают усталости, не ведают страха. Матросы, на лютом морозе, идут в атаку в тельняшках. Физически и духовно один русский солдат сильнее целой нашей роты».

«Русские снайперы и бронебойщики – несомненно ученики Бога. Они подстерегают нас и днем и ночью, и не промахиваются. 58 дней мы штурмовали один – единственный дом. Напрасно штурмовали… Никто из нас не вернется в Германию, если только не произойдет чудо. А в чудеса я больше не верю. Время перешло на сторону русских».

«Нет, отец, Бога не существует, или он есть лишь у вас, в ваших псалмах и молитвах, в проповедях священников и пасторов, в звоне колоколов, в запахе ладана, но в Сталинграде его нет.

И вот сидишь ты в подвале, топишь чьей-то мебелью, тебе только двадцать шесть, и вроде голова на плечах, еще недавно радовался погонам и орал вместе с вами «Хайль Гитлер!», а теперь вот два пути: либо сдохнуть, либо в Сибирь».

«Разговариваю с обер-вахмистром В. Он говорит, что борьба во Франции была более ожесточенной, чем здесь, но более честной. Французы капитулировали, когда поняли, что дальнейшее сопротивление стало бесполезным. Русские, даже если это безрезультатно, продолжают бороться… Во Франции или Польше они бы уже давно сдались, считает вахмистр Г., но здесь русские продолжают фанатически бороться».

«Моя любимая Цылла. Это, право говоря, странное письмо, которое, конечно, никакая почта не пошлёт никуда, и я решил отправить его со своим раненым земляком, ты его знаешь – это Фриц Заубер… Каждый день приносит нам большие жертвы.

Мы теряем наших братьев, а конца войны не видно и, наверное, не видеть мне его, я не знаю, что со мной будет завтра, я уже потерял все надежды возвратиться домой и остаться в живых. Я думаю, что каждый немецкий солдат найдёт себе здесь могилу.

Эти снежные бури и необъятные поля, занесённые снегом, наводят на меня смертельный ужас. Русских победить невозможно…»

«Я полагал, что война закончится к концу этого года, но, как видно, дело обстоит иначе… Я думаю, что в отношении русских мы просчитались».

«Мы находимся в 90 км от Москвы, и это стоило нам много убитых. Русские оказывают еще очень сильное сопротивление, обороняя Москву… Пока мы придём в Москву, будут ещё жестокие бои. Многие, кто об этом ещё и не думает, должны будут погибнуть… В этом походе многие жалели, что Россия – это не Польша и не Франция, и нет врага более сильного, чем русские. Если пройдёт ещё полгода – мы пропали…».

«Мы находимся у автострады Москва – Смоленск, неподалеку от Москвы… Русские сражаются ожесточенно и яростно за каждый метр земли. Никогда еще бои не были так жестоки и тяжелы, и многие из нас не увидят уже родных…».

«Вот уже более трех месяцев я нахожусь в России и многое уже пережил. Да, дорогой брат, иногда прямо душа уходит в пятки, когда находишься от проклятых русских в каких-нибудь ста метрах…».

Из дневника командующего 25-ой армией генерала Гюнтера Блюментритта:

«Многие из наших руководителей сильно недооценили нового противника. Это произошло отчасти потому, что они не знали ни русского народа, ни тем более русского солдата.

Некоторые наши военачальники в течение всей первой мировой войны находились на Западном фронте и никогда не воевали на Востоке, поэтому они не имели ни малейшего представления о географических условиях России и стойкости русского солдата, но в то же время игнорировали неоднократные предостережения видных военных специалистов по России… Поведение русских войск, даже в этом первом сражении (за Минск) поразительно отличалось от поведения поляков и войск западных союзников в условиях поражения. Даже будучи окруженными, русские не отступали со своих рубежей».

Источник: http://adlgroup.com.ua/mneniya-nemtsev-o-russkih-soldatah-vo-vr/

Русский солдат глазами немцев

Я пошел чуть дальше автора этого замечательного поста. После p.s. обязательно почитайте…

Оригинал взят у oper_1974 в Русский солдат Первой мировой глазами немцев.

   Не раз бывавший в России германский офицер Гейно фон Базедов писал в 1911 г.: “Русские по своей природе в сущности не воинственны и напротив, вполне миролюбивы…”.        “Русский солдат выдерживает потери и держится еще тогда, когда смерть является для него неизбежной” – написал очевидец гибели ХХ-го корпуса Русской Армии в Августовских лесах С. Штайнер в газете “Локаль Анцайгер”.         Солдаты и офицеры ХХ-го корпуса, расстреляв почти весь боезапас, 15 февраля пошли в последнюю штыковую атаку и были почти в упор расстреляны немецкой артиллерией и пулеметами. Более 7 тысяч их погибло в один день, остальные были пленены.Немецкий военный корреспондент Р. Брандт писал: “Попытка прорваться была полнейшим безумием, но святое безумие – геройство, которое показало русского воина таким, каким мы его знаем со времен Скобелева, штурма Плевны, битв на Кавказе и штурма Варшавы! Русский солдат умеет сражаться очень хорошо, он переносит всякие лишения и способен быть стойким, даже если ему неминуемо грозит при этом верная смерть!”          “Русский солдат отличается без сомнения большой храбростью… весь социальный быт приучил его видеть в солидарности единственное средство спасения… Нет никакой возможности рассеять русские батальоны: чем опасность грознее, тем крепче держатся солдаты друг за друга…” , – отмечал Ф. Энгельс в своем фундаментальном труде “Может ли Европа разоружиться”.          Военный обозреватель австрийской газеты “Pester Loyd” в номере от 27 октября 1915 г. писал: “Было бы смешно говорить с неуважением о русских летчиках. Русские летчики более опасные враги, чем французские.

Читайте также:  Майский праздник в германии. день труда. майское дерево.

         Русские летчики хладнокровны. В атаках русских, быть может, отсутствует планомерность также, как и у французов, но в воздухе русские летчики непоколебимы и могут переносить большие потери без всякой паники. Русский летчик есть и остается страшным противником”.

        Германский военный историк генерал фон Позек в работе “Немецкая кавалерия в Литве и Курляндии” отмечал: “Русская кавалерия была достойным противником. Личный состав был великолепен… Русская кавалерия никогда не уклонялась от боя верхом и в пешем строю.        Русские часто шли в атаку на наши пулеметы и артиллерию, даже когда их атака была обречена на поражение.

Они не обращали внимания ни на силу нашего огня, ни на свои потери”.         Офицер Австро-Венгерской армии фон Ходкевич писал: “Русские – противник упорный, доблестный и чрезвычайно опасный…Русская кавалерия великолепна своими доблестью, выучкой и конским составом, но, также как и мы, склонна к излишне самонадеянным действиям…

        Русский пехотинец неприхотлив, вынослив, и, как правило, при хорошем командовании, чрезвычайно стоек. В наступлении русская пехота крайне нечувствительна к потерям.       Под Дзивулками атака сибирских стрелков произвела на меня неизгладимое впечатление. Смотря на то, как они держатся под нашим огнем, мне хотелось аплодировать им: “Браво, господа!”…

Русские артиллеристы вообще выше всяких похвал. Вспомнилось, как они прижали наш полк к земле у Лиманова”.

           Вальтер Бекман, доброволец 2-го Конно-Егерского полка Гвардейской кавалерийской стрелковой дивизии германской армии, в своей книге “Немцы о Русской Армии” писал:  “Полки, побывавшие на востоке, сохраняли надолго, на всех театрах военных действий, куда бы ни бросала их судьба, прочное воспоминание o лишениях и тяжких боях на этом фронте и o необычайном упорстве русского солдата”.

          Отрывок из секретной аналитической записки германского Генерального Штаба, составленной накануне Первой Мировой войны.         “…Своеобразие русского народа. Этот подъем военного дела в России после Русско-японской войны ограничивается недостатками русского народа, которые невозможно устранить ни при помощи денег, ни путем организационной работы.

         Эти недостатки заключаются в нежелании заниматься всякой методической работой и любви к удобствам, в недостаточном чувстве долга, боязни ответственности, отсутствии инициативы и полной неспособности правильно определить и использовать время.         Надо признать, что наряду с этими недостатками русский народ обладает также хорошими военными качествами.

В первую очередь эти качества объясняются тем, что русский народ на девять десятых является народом крестьянским.        Людской материал. Людской материал надо, в общем, считать хорошим. Русский солдат силен, непритязателен и храбр, но неповоротлив, несамостоятелен и негибок умственно.

       Он легко теряет свои качества при начальнике, который лично ему незнаком, и соединениях, к которым он не привык. Поэтому хорошие качества русской пехоты при прежнем методе боя в сомкнутых соединениях могли проявиться лучше, чем теперь.       Русский солдат сравнительно мало восприимчив к внешним впечатлениям.

Даже после неудач русские войска быстро оправятся и будут способны к упорной обороне.          Боевая пригодность казаков по сравнению с прошлыми временами значительно уменьшилась. Казаки позволяют государству создать дешево крупную массу конницы, воинские качества которой, однако, отстают от качеств регулярной кавалерии; в особенности казаки малопригодны для боя сомкнутыми соединениями.

В частности, это относится к казакам второго и третьего ополчения.         В последние годы в армии имели значительный успех революционные стремления, особенно в технических войсках. Но в общем русский солдат еще верен царю и надежен…        …Преимуществами русских офицеров являются хладнокровие и крепкие нервы, не сдающие даже в самых затруднительных положениях…”.

         Стойкость русских солдат в обороне, нечувствительность к артиллерийскому огню, лихой порыв в наступлении отмечались как немецкими солдатами в 1914-м, так и их потомками в 1941-м.        Среди русских солдат всегда выделялись и выделяются сибиряки. Вот что писал о них, например, генерал А.В.

Туркул – ветеран Первой Мировой и Гражданской войн: “Я помню, как эти остроглазые и гордые бородачи ходили в атаку с иконами поверх шинелей, а иконы большие, почерневшие, дедовские…        Из окопов другой норовит бабахать почаще, себя подбодряя, а куда бабахает – и не следит. Сибирский же стрелок бьет редко, да метко. Он всегда норовит стрелять по прицелу…

Губительную меткость их огня и боевую выдержку отмечают, как известно, многие военные, и среди них генерал Людендорф”.          Русский военный историк Кернсновский писал: “Репутация сибирских стрелков, созданная уже на сопках Шахэ и на верках Порт-Артура, была с кровавым блеском подтверждена в бурях Мировой войны”.

        “Тот, кто в Великую войну сражался против русских”, – писал майор Курт Гессе, “сохранит навсегда в своей душе глубокое уважение к этому противнику.         Без тех крупных технических средств, какие мы имели в своем распоряжении, лишь слабо поддерживаемые своей артиллерией, должны были сыны сибирских степей неделями и месяцами выдерживать с нами борьбу.

Истекая кровью, они мужественно выполняли свой долг…”           Один из немецких солдат 341-го пехотного полка, вспоминал: “… В то время как мы собирались и готовились к обороне, появились внезапно из-за фольварка Кобылин группы лошадей, как-будто бы без всадников… две, четыре, восемь… все в большем и большем числе…

           Тут вспомнилась мне вдруг Восточная Пруссия, где мне уже приходилось сталкиваться с казаками, и я закричал: “Стреляй! Казаки! Казаки! Конная атака!”           В это время раздались крики: “Они висят на боку лошадей! Огонь! Держись во что бы то ни стало!” Кто только мог держать винтовку, не ожидая команды, открыл огонь. Кто стоя, кто с колена, кто лежа. Стреляли и раненые…

Открыли огонь и пулеметы, осыпая атакующих градом пуль…           Всюду – адский шум… Теперь мы могли уже яснее рассмотреть противника. Справа и слева от Кобылина появлялись всадники в сомкнутых строях, рассыпались, как развязавшийся сноп, и неслись на нас. В первой линии были казаки, повиснувшие по боку лошадей, с пиками в руках…          Полевым галопом неслись на нас всадники. Можно было уже разглядеть их дикие, темные, сарматские лица и острия страшных пик. Ужас овладел нами; волосы буквально стали дыбом. Охватившее нас отчаяние подсказывало одно: стрелять до последней возможности и как можно дороже продать свою жизнь.         Напрасно подавалась офицерами команда “ложись!” Непосредственная близость грозной опасности заставила всех, кто мог, вскочить на ноги и приготовиться к последнему бою.

        В нескольких шагах от меня казак пробил пикой моего товарища; пронзившее предплечье острие волокло его, пока не упал с лошади пораженный несколькими пулями русский всадник…”

p.s.От себя хочу добавить:Прошло чуть больше 20 лет, немцы и русские – советские опять сошлись на полях боев. И враг, в который раз, и тогда, и позже, был вынужден признать:

«Русские с самого начала показали себя как первоклассные воины, и наши успехи в первые месяцы войны объяснялись просто лучшей подготовкой, — рассказывал после войны генерал-полковник фон Клейст, чья 1-я танковая группа летом сорок первого наступала на Украине. — Обретя боевой опыт, они стали первоклассными солдатами. Они сражались с исключительным упорством, имели поразительную выносливость и могли выстоять в самых напряженных боях»{156}.

«Уже сражения июня 1941 г. показали нам, что представляет собой новая советская армия, — вспоминал генерал Блюментрит, начальник штаба 4-й армии, наступавшей в Белоруссии. — Мы теряли в боях до пятидесяти процентов личного состава.

Пограничники и женщины защищали старую крепость в Бресте свыше недели, сражаясь до последнего предела, несмотря на обстрел наших самых тяжелых орудий и бомбежек с воздуха. Наши войска скоро узнали, что значит сражаться против русских…

»{157}

На самом деле Брестская крепость держалась не «свыше недели», как пишет Блюментрит, а без малого месяц — до 20 июля, когда последний из ее защитников нацарапал на стене слова, ставшие символом героизма [105] советских солдат летом сорок первого: «Погибаю, но не сдаюсь. Прощай, Родина!»

«Часто случалось, — рассказывал генерал фон Манштейн, командующий 56-м танковым корпусом, — что советские солдаты поднимали руки, чтобы показать, что они сдаются нам в плен, а после того как наши пехотинцы подходили к ним, они вновь прибегали к оружию; или раненый симулировал смерть, а потом с тыла стрелял в наших солдат»{158}.

«Следует отметить упорство отдельных русских соединений в бою, — не без удивления писал 24 июня в дневнике начальник генерального штаба сухопутных войск генерал-полковник Гальдер.

 — Имели место случаи, когда гарнизоны дотов взрывали себя вместе с дотами, не желая сдаваться в плен»{159} Через пять дней Гальдер поправляет сам себя: это не отдельные случаи. «Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека… Бросается в глаза, что при захвате артиллерийских батарей и т.п.

в плен сдаются немногие. Часть русских сражается, пока их не убьют, другие бегут, сбрасывают с себя форменное обмундирование и пытаются выйти из окружения под видом крестьян»{160}.

4 июля новая запись: «Бои с русскими носят исключительно упорный характер. Захвачено лишь незначительное количество пленных»{161}.

Через месяц боев Гальдер записывает окончательный и крайне неприятный для германского командования вывод, сделанный фельдмаршалом Браухичем: «Своеобразие страны и своеобразие характера русских придает кампании особую специфику. Первый серьезный противник»{162}. [106]

К тому же выводу приходит и командование группы армий «Юг»: «Силы, которые нам противостоят, являются по большей части решительной массой, которая в упорстве ведения войны представляет собой нечто совершенно новое по сравнению с нашими бывшими противниками.

Мы вынуждены признать, что Красная Армия является очень серьезным противником… Русская пехота проявила неслыханное упорство прежде всего в обороне стационарных укрепленных сооружений.

Даже в случае падения всех соседних сооружений некоторые доты, призываемые сдаться, держались до последнего человека»{163}.

Министр пропаганды Геббельс, перед началом вторжения считавший, что «большевизм рухнет как карточный домик», уже 2 июля записывает в дневнике: «На Восточном фронте: боевые действия продолжаются. Усиленное и отчаянное сопротивление противника… У противника много убитых, мало раненых и пленных…

В общем, происходят очень тяжелые бои. О «прогулке» не может быть и речи. Красный режим мобилизовал народ. К этому прибавляется еще и баснословное упрямство русских. Наши солдаты еле справляются. Но до сих пор все идет по плану. Положение не критическое, но серьезное и требует всех усилий»{164}.

«Красная Армия 1941–1945 гг. была гораздо более сильным противником, чем царская армия, ибо она самоотверженно сражалась за идею, — подытоживал Блюментрит. — Это усиливало стойкость советских солдат. Дисциплина в Красной Армии также соблюдалась [107] более четко, чем в царской армии. Они умеют защищаться и стоять насмерть. Попытки их одолеть стоят много крови»{165}.

А в речах Гитлера для узкого круга соратников уже в конце сентября начали звучать буквально-таки пораженческие нотки: «Мы должны преследовать две цели. Первое — любой ценой удержать наши позиции на Восточном фронте.

Второе — удерживать войну максимально вдалеке от наших границ»{166}.

Вот о чем начали задумываться в Берлине еще задолго до нашего наступления под Москвой! Вот как нацисты зауважали Красную Армию, которая, если верить Солженицыну со товарищи, разбегалась перед немецкими танками и сотнями тысяч сдавалась в плен!

Правда о том, как сражаются русские, постепенно доходила и в Рейх, заставляя немцев задуматься.

«До сегодняшнего дня упорство в бою объяснялось страхом перед пистолетом комиссара и политрука, — писали в служебной записке аналитики СД.

 — Иногда полное безразличие к жизни истолковывалось исходя из животных черт, присущих людям на Востоке.

Однако снова и снова возникало подозрение, что голого насилия недостаточно, чтобы вызвать доходящие до пренебрежения жизнью действия в бою… Большевизм… вселил в большую часть русского населения непреклонную решимость»{167}.

Труднее всего доходило до начальника ОКВ фельдмаршала Кейтеля. В мае сорок второго года начальник ОКВ, в угоду фюреру, все еще говорил о том, что русские слишком тупы, чтобы «защищаться и стоять насмерть»{168}. Однако к тому времени было уже ясно, что [108] речь идет о непроходимой тупости не советских солдат, а конкретного немецкого фельдмаршала».

Источник – Дюков «За что сражались советские люди»

Источник: https://skaramanga-1972.livejournal.com/388961.html

Ссылка на основную публикацию